Электронная библиотека исторического факультета

Новости науки

08.12.2015 Заседание научного общества "Левант": "Дилеммы внешней политики Анкары..."
 961

Заседание научного общества "Левант": "Дилеммы внешней политики Анкары..."

8 декабря 2015 года на историческом факультете МГУ прошла лекция доцента ИСАА МГУ Павла Вячеславовича Шлыкова на тему: "Дилеммы внешней политики Анкары: Турция между Западом, Россией и "Исламским Государством". Мероприятие было организовано научным обществом "Левант".

П.В.Шлыков после краткого обзора истории внешней политики республиканской Турции подробно остановился на международном аспекте политики Партии справедливости и развития, возглавляемой Р.Т. Эрдоганом, которая с 2001 г. находится у власти. Докладчик отметил, что на турецкое руководство чрезвычайно негативное впечатление произвела политика Евросоюза, который, не отказывая формально Турции в приеме в число своих членов, на деле уже долгие годы всячески препятствует этому, "на ходу" изобретая все новые требования. Результатом стало серьезное разочарование в перспективах евроинтеграции как в турецком обществе, так и среди лидеров правящей партии. Отказавшись от идеи достичь соответствия "критериям Брюсселя", руководство Турции пошло по пути дальнейшей модернизации страны согласно собственным "критериям Анкары", в которых гораздо меньше внимания уделялось таким чувствительным для Европы моментам, как свобода слова и права человека. Идеологической основой такой политики было обращение к традиционному для Турции умеренному исламу. При этом, формально следуя принципу "ноль проблем с соседями", Турция должна была, опираясь на фактор своей "мягкой силы", стать центром притяжения для обширного региона на трех континентах, во многом напоминающего по своим очертаниям Османскую империю периода ее расцвета, а кое-где и выходящего за ее рубежи.

"Арабская весна" 2011 года стала для Турции своеобразным "моментом истины". Имея устойчивые экономические интересы в арабских странах (например, в Ливии), Турция не остановилась перед тем, чтобы пожертвовать ими и открыто поддержать выступления оппозиции, которые зачастую происходили под религиозными, исламскими лозунгами. Это, в частности, привело к разрыву отношений с руководством соседней Сирии, которые до этого развивались весьма успешно и динамично (ходили даже слухи о возможном "династическом браке" детей Р.Т. Эрдогана и Б.Асада). После того, как Б. Асад не внял советам своего северного соседа начать диалог с оппозицией, он стал для Анкары злейшим врагом. Начавшаяся в стране гражданская война стала для Турции шансом создать у своих южных границ собственную "сферу влияния". Будучи членом НАТО, Турция, конечно же, принимала в расчет интересы своих западных союзников, прежде всего США, однако ее действия во многом диктовались собственными интересами. Турция таким образом подтвердила свою репутацию своеобразного "enfant terrible" Серероатлантического альянса.

Партнерские, во многом даже дружеские отношения между Турцией и Россией, которые сложились в предшествующие 15 лет, во многом основывались на их сознательной "деполитизации" с обеих сторон и акцентировании внимания на экономическом сотрудничестве. Так, например, Москва сознательно не заостряла внимания на поддержке, которую получали в Турции сторонники сепаратистского движения в Чечне. Однако после открытого вмешательства России в сирийский конфликт на стороне Б. Асада интересы двух держав не могли не столкнуться.

Дополнительным стимулом для Турции стали внутриполитические обстоятельства. В июле 2015 г. ПСР впервые проиграла парламентские выборы. Добиться реванша на внеочередных выборах в ноябре партия Эрдогана смогла только за счет националистической, во многом воинственной риторики. Не случайно именно в период между выборами было прервано перемирие между турецким правительством и Курдской рабочей партией. После выборов возникла необходимость оправдать надежды избирателей. Сделать это было проще всего на внешнеполитическом поприще, где Турция изо всех сил старалась вернуть себе "субъектность" и, по крайней мере, в Ближневосточном регионе, заявить о себе как о полноправном участнике происходящих здесь процессов. Действия российской авиации в непосредственной близости от турецких границ рассматривались Анкарой как недопустимое пренебрежение ее законными интересами. Уничтожение бомбардировщика СУ-24, вероятно, должно было продемонстрировать нежелание Турции мириться с таким положением и убедить Москву в "серьезности" турецких намерений. Однако, как показали события, расчет оказался неверным, и реакция России оказалась значительно более жесткой, чем могла предполагать официальная Анкара.

В настоящее время Турция в своей ближневосточной политике следует прежнему принципу - добиваться своих собственных целей, формально следуя в политическом фарватере своих "старших" партнеров по НАТО. Турецкие компании действительно не брезгуют покупкой нефти у "Исламского государства". Однако с турецкой же территории и взлетают самолеты "западной коалиции", наносящие удары по целям ИГ. Турецкие самолеты, отправляясь на задание в Сирию, как правило сбрасывали свой смертоносный груз не на боевиков-исламистов, а на отряды сирийских курдов, поскольку возникновение у южных границ Турции еще одного курдского политического образования по понятным причинам для Анкары крайне нежелательно.

Лекция П.В.Шлыкова вызвала большой интерес у слушателей - студентов не только исторического, но и других гуманитарных факультетов МГУ. Об этом свидетельствовало большое количество вопросов, заданных докладчику по окончании лекции.

Репортаж подготовил координатор научного общества "Левант"
к.и.н., доцент А.М.Фомин
.

использованы фотографии из альбома с нашей страницы "ВКонтакте"


Назад к списку новостей