Электронная библиотека исторического факультета

Новости науки

26.04.2016 И.Е.Андронов «Норма и аномалии в западноевропейской церковной историографии XVI века»
 1755

26 апреля в рамках ежегодной научной конференции «Ломоносовские чтения» доцент кафедры новой и новейшей истории И.Е.Андронов выступил с докладом на тему: «Норма и аномалии в западноевропейской церковной историографии XVI века».

Предлагаем вашему вниманию краткое содержание этого выступления и его презентацию:

Чего мы вправе ожидать от исторического сочинения в рамках проводимого историографического исследования? Что может нас удивить и что способно повлиять на устоявшиеся оценки исторических сочинений? Эти вопросы оказались в центре доклада, составленного по результатам исследований западноевропейской церковной историографии XVI века.

Схематически эволюцию этого направления историографии можно представить в несколько этапов. Рост интереса к истории христианской церкви в 1520-30-е гг. отразился в резком увеличении количества публикаций, включавших в себя как издания классических позднеантичных текстов (Беат Ренан и др.), так и сочинения для широкой и не слишком требовательной аудитории (Христиан Эгенольф). Одновременно создаётся и совершенствуется система иерархии утверждений гуманитарных наук (так называемый «локальный метод»), в наиболее полной форме выраженный в сочинении М.Кано «Об утверждениях в богословии» (1563). Согласно этой иерархии, истинность или ложность тех или иных утверждений напрямую зависели от того, из какого источника они поступили.

Переход идеологического противостояния протестантов и католической церкви в поле исторического знания состоялся после публикации крупнейших лютеранских исторических сочинений – «Каталога свидетелей истины» М.Флация (1556) и особенно так называемых «Магдебургских центурий» (1559-74). Ответные выступления католиков происходили «волнами», инспирированными Курией (60-е, 70-е, затем 80-е гг. XVI века). Наконец, полновесным противовесом «Центуриям» стали «Церковные анналы» Ц.Барония (1588-1607).

Композиция исторических сочинений переживает в рамках межконфессиональной полемики XVI века глубочайшие изменения. Публикации 20-40-х гг. в основном следовали позднеантичной модели, показанной на примере классического произведения – «Церковной истории» Евсевия Кесарийского. Долгое время хронологическим и композиционным стержнем сочинений по церковной истории была череда римских императоров, в дополнение к которым стала выдвигаться последовательность римских первосвященников. Для «Магдебургских центурий» был разработан иной, совершенно новаторский принцип, согласно которому каждый том сочинения соответствовал столетию христианской эры. Внутри каждого тома материал располагался по схеме, составленной М.Флацием заранее и одинаковой для всех томов. Тома состояли из 16 глав, причем главы под одинаковыми номерами составляли в «Центуриях» связную сквозную структуру.

Следуя забавному зигзагу исторической «моды», католические критики поначалу пытались следовать модели, разработанной злейшим идеологическим врагом. Например, В.Айзенграйн следовал и названиям работ лютеранских историков, и модели деления по столетиям, и даже попытался усовершенствовать их схему деления каждого тома по главам. Крупнейших из католических историков конца XVI века Ц.Бароний благодаря методу анналов избежал необходимости следовать этому методу, а в отношении хронологии отдельных томов не предложил никакой упорядоченной схемы.

Постепенное расширение географического кругозора церковных историков показано на примере публикаций Беата Ренана, Х.Эгенольфа и «Магдебургских центурий». Эгенольф обнаружил отход от географической ограниченности позднеантичных текстов за счёт попыток переосмыслить сведения, обнаруженные в сочинениях Геродота, Плиния Старшего и других классических историков. Привлекал Эгенольф и сведения, почерпнутые из распространённых тогда легенд (например, о пресвитере Иоанне). Строгая географическая схема «Магдебургских центурий» (2 главы каждого тома) обнаруживает поразительное сходство с распространённой в XV-XVI веках схематической картиной мира в виде трилистника (Kleberblatt), в которой три части света сходятся в единой точке, представляющей «пуп Земли» - Иерусалим.

Последней из рассмотренных в докладе тем является освещение в церковно-исторических сочинениях язычества. Себастьян Франк рассматривал светские античные тексты как источники, своей авторитетностью не уступающие Священному Писанию. Авторы «Центурий» при общем резко отрицательном отношении к язычеству различали в нём несколько ипостасей, хотя и избегали чётких формулировок.



Назад к списку новостей