Электронная библиотека исторического факультета

Наши научные мероприятия

03.02.2014 Научный коллоквиум «Боги среди людей»
 1740

3-4 февраля 2014 г. на кафедре истории древнего мира исторического факультета МГУ имени М.В.Ломоносова состоялся международный научный коллоквиум ""Боги среди людей": культ правителей в эллинистическом и постэллинистическом мире", в котором приняли участие члены авторского коллектива одноименного монографического труда, работа над которым была инициирована в 2013 г. кафедрой истории древнего мира исторического факультета МГУ. Название коллоквиума подсказано словами Аристотеля, говорившего в "Политике" о людях, отличающихся таким "избытком добродетели, что добродетель всех остальных и их политические способности не могли бы идти в сравнение с добродетелью и политическими способностями указанного одного или нескольких человек"; говоря о бессмысленности их подчинения общепринятым законам, Аристотель добавляет: "Такой человек был бы все равно что божество среди людей" (Arist. Pol. III. 8. 1.1284a 10-11). Как считают некоторые исследователи, эти слова были посвящены Александру Великому, обожествление которого в 330–320-е гг. до н.э. положило начало явлению эллинистического культа правителей. Исследованию этого явления, его роли в политической жизни и мировоззрении людей эпохи эллинизма, его взаимосвязям с более ранними формами обожествления правителей древнего Ближнего Востока и его репликам в римское время будет посвящен подготавливаемый коллективный труд и посвящена работа настоящего коллоквиума. В коллоквиуме приняли участие 17 исследователей - члены кафедры истории древнего мира, коллеги из институтов РАН, СПбГУ, РГГУ, Казанского и Саратовского университетов, профессор Вроцлавского университета Кш.Навотка.

Работа коллоквиума открылась утром 3 февраля вступительным словом председателя Оргкомитета коллоквиума, заведующего кафедрой истории древнего мира исторического факультета МГУ С.Ю.СапрыкинаНа двух заседаниях первого дня коллоквиума 3 февраля было сделано 8 докладов. Утреннее заседание (председатель – С.Ю.Сапрыкин) было посвящено сюжетам, связанным с предпосылками формирования эллинистического культа правителей и с разными эпизодами раннего этапа его истории (время Александра и его непосредственных преемников). И.Е.Суриков (Москва, Институт всеобщей истории РАН) в докладе "Предпосылки становления культа правителей в доэллинистической Греции" обратил внимание на два круга сюжетов. Во-первых, рассматривались модели сакрализации носителей власти в эллинском мире - "модель басилея" и "модель тирана", предполагавшие соответственно статусную и личностно-харизматическую сакрализации. Во-вторых, прослеживались процессы, имевшие место в IV в. до н.э. (нарастание популярности монархической идеологии, социально-психологический сдвиг "от гражданина к подданному"), которые докладчик понимает как главное содержание феномена предэллинизма и которые в своей совокупности и породили явление эллинистического культа правителей. В ходе дискуссии докладчик высказал важную мысль о неизбежности трансформации древнегреческого общества по данной модели вне зависимости от конкретных исторических обстоятельств кон. IV в. до н.э. (в том числе и от того, имело бы на этом этапе место завоевание Ближнего и Среднего Востока Александром или нет). Э.В.Рунг (Казань, Казанский (Приволжский) федеральный университет), институт истории, международных отношений и востоковедения) в докладе "Культ царя в Ахеменидской империи" рассмотрел это идеологическое явление, послужившее одним из истоков эллинистического культа правителей. Он охарактеризовал основные исследовательские позиции по этому вопросу, высказанные с начала ХХ в.по настоящее время, остановился на отражении взаимодействия персов со своими правителями как собственно в персидских источниках, так и в классической традиции. По мнению Э.В.Рунга, для персов было характерно восприятие царя как носителя сакральности, не тождественное его обожествлению; в его основе лежало представление об особой связанной с царем сущности - фраваши. В докладе И.А.Ладынина (Москва, Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова, исторический факультет) "Άλέξανδρος - "защитник Египта"? К семантике некоторых именований Александра Македонского на египетских памятниках" были рассмотрены именования Александра Великого в иероглифических текстах на ряде памятников раннеэллинистического времени, содержавших разные по своему лексическому составу компоненты со значением "Защитник Египта". По мнению докладчика, в основе этих именований - переосмысление значения собственно личного имени Άλέξανδρος, легшее в основу одного из титулов Александра как фараона, а позднее ставшее актуальным на рубеже IV-III и в начале III вв. до н.э., в условиях активной птолемеевской пропаганды его качеств освободителя Египта, миродержавца и преемника древних фараонов.Кш.Навотка (Вроцлав, Вроцлавский университет, исторический институт) сделал доклад "Demodamas of Miletus, Seleucus I and Apollo". В нем он выявил участие Демодама – известного милетского политического деятеля и приближенного Селевка I Никатора - в конституировании официальной идеологии Селевкидов и связь представления о покровительстве Селевкидам Аполлона с культом известного храмового центра в Дидимах. Как считает докладчик, сам Селевк в своей пропаганде не стремился выявлять связанные с Аполлоном мотивы: принципиальное значение они получили уже на последующих этапах истории этого царского дома.

Вечернее заседание 3 февраля (председатель - Кш.Навотка) оказалось посвящено исключительно истории культа царей династии Селевкидов. С.В.Смирнов(Москва, Институт всеобщей истории РАН) сделал доклад "Особенности формирования культа правителя в государстве Селевкидов". В нем были подробно освещены данные по этой проблематике античной традиции и уделено значительное внимание антиохийской традиции, долгое время бытовавшей в городской среде и подвергшейся кодификации только в эпоху поздней античности. А.А.Немировский (Москва, Институт всеобщей истории РАН) в докладе "Царский культ Селевкидов и Вавилония: случай пассивного сопротивления обожествлению?" показал, что селевкидских царей в Вавилонии не именуют богами при полной к ним лояльности. Сами цари тоже не предъявляют претензий на обожествление в рамках месопотамской традиции и при этом регулярно участвуют сами в вавилонских ритуалах. По мнению докладчика, игнорирование в рамках отношений между вавилонянами и Селевкидами обожествления последних связано с тем, что греческое понятие божества казалось людям Месопотамии более широким, чем их собственное: обожествляемые цари "попадали" с точки зрения носителей вавилонской культуры в такую категорию сверхъестественных существ, которая была ниже богов по своему статусу, поэтому говорить об их "обожествлении" не приходилось. Доклад С.В.Новикова и А.С.Анохина (Москва, Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова, исторический факультет) "Аполлон и Артемида, боги ΔAITTAI: значение эпиклезы и роль в становлении династийного культа Селевкидов" был посвящен анализу эпитета, который засвидетельствован у Аполлона и Артемиды, божественных покровителей династии Селевкидов, в различных центрах их державы, а также нумизматического материала и нарративных источников, связанных с этим культом. Были приведены доводы в пользу этимологии этого эпитета "Свидетели в битве", что показывает вероятную связь этого культа с сознанием воинов - основной опоры власти Селевкидов. По всей вероятности, данный культ был централизованно распространен во владениях Селевкидов после 287 г. до н.э. и стал важной опорой для становления государственного культа династии. В заключительном докладе заседания "Царские эпиклезы и государственная идеология Селевкидов в первой половине II в. до н.э." А.С.Анохин рассмотрел развитие царского культа Селевкидов в период наивысшего расцвета государственной пропаганды в державе - в первой половине II в. до н.э. Пропаганда царского культа в это время характеризуется богатством средств выражения и проработанностью используемых в ней концепций. В то же время следует признать, что двумя основными темами этой пропаганды стали легитимация власти и превознесение военных побед Селевкидов, что связано с обстановкой данного времени - приходом ряда этих правителей к власти в результате узурпации, внешнеполитической обстановкой, препятствовавшей активным действиям монархии, а также недовольством элиты вследствие сокращения доходов государства.В докладе был использован обширный нумизматический материал, позволивший оценить и привлекавшиеся царями дома Селевкидов средства визуальной пропаганды.

Во второй день коллоквиума, 4 февраля, состоялось два заседания, на которых прозвучало 8 докладов. Утреннее заседание (председатель - В.Н.Парфенов) было посвящено проблематике почитания царя в малых государствах и периферийных областях греческого и эллинистического мира. В докладе П.А.Евдокимова(Москва, средняя школа "Интеллектуал") "Царская власть на Кипре и ее ритуальная составляющая" был показан уникальный характер царской власти на Кипре, корни которой уходят в период активного освоения греками острова после коллапса микенской цивилизации. Соответствуя, по классификации Аристотеля, типу "царской власти героических времен", кипрская монархия в эпоху поздней классики эволюционировала в направлении сторону протоэллинистической монархии, однако этот процесс не завершился из-за включения острова в состав державы Птолемеев. На протяжении всего рассмотренного выраженного культа правителей Кипра не существовало; однако можно уверенно говорить о выполнении ими жреческих обязанностей в культе божеств-покровителей их царств (в первую очередь "Владычицы Киприды", главной богини острова). При этом для манифестации власти использовался как достаточно широкий арсенал заимствований символов, моделей и атрибутов из мира Восточного Средиземноморья и Египта, а также героическая модель поведения, восходящая к легендарным ахейским вождям, возглавлявшим переселение на Кипр и освоение острова. О.Ю.Климов (Санкт-Петербург, Санкт-Петербургский государственный университет, Институт истории) в докладе "Царский культ в изобразительном искусстве Пергама" на материале Пергамского царства обратился к одному из важнейших средств распространения представлений, связанных в эллинистическое время с царской властью - визуальной пропаганде. Установка статуи царя или членов его семьи перед храмом было одной из основных почестей, воздававшихся царям Пергама из дома Атталидов; а в оформлении фриза Телефа (второго, внутреннего фриза) знаменитого пергамского алтаря была отражена фиктивная генеалогия дома Атталидов, возводившая их к Телефу, который, согласно греческой традиции, правил в древнейшие времена в районе эллинистического Пермгама. В искусстве Пергама сложилась художественная традиция изображения царей, которая предполагала их презентацию в традиции калокагатии: царь изображался статным, красивым, несущим на лице печать мудрости. С.Ю.Сапрыкин (Москва, Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова, исторический факультет) в докладе "Митридат Евпатор или Аспург? К вопросу о датировке одного портрета из Пантикапея" предложил участникам коллоквиума свою трактовку известного найденного в Керчи портретного изображения. Проанализировав существующие в научной литературе мнения и обратив внимание на технические детали скульптуры, а также привлекши большое количество аналогий, С.Ю.Сапрыкин пришел к выводу о портрете правителя I в. н.э. Аспурга. О.Л.Габелко (Москва, Российский государственный гуманитарный университет) в докладе "Царский культ в эллинистических монархиях Вифинии и Каппадокии (предварительный обзор)" рассмотрел материал, имеющий отношение к почитанию представителей двух династий: основание городов (иногда сопровождающееся героизацией личности ктиста); развитие культов некоторых греческих и туземных божеств, связанных с правящими домами; почетные тронные имена царей; почести, предоставляемые монархам и членам их семейств греческими полисами; разнообразные идеологические мотивы, связанные с реальной и вымышленной генеалогией правителей, династическими легендами, пропагандой и пр. Были рассмотрены также примеры влияния, испытываемого Каппадокией и Вифинией со стороны религиозно-политических практик, установившихся в государстве Селевкидов, Македонии, Понтийском царстве; при этом роль иранско-малоазийского наследия в Каппадокии была гораздо более значительной. нежели удельный вес фракийских элементов структуре вифинской государственности. Судя по всему, государственный культ правителя как окончательно оформленное явление в Каппадокийском и Вифинском царстве в силу ряда причин так и не сложился, либо же состояние источниковой базы пока что не позволяет говорить о его наличии. Доклад С.В.Обухова (Москва, Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова, исторический факультет) "Арсамея на реке Евфрат – центр династического культа царей Коммагены" был посвящен династическому святилищу Арсамея царей династии Оронтидов, правившей в Коммагенском царстве в позднеэллинистический период. Рассмотрев археологические и эпиграфические источники, докладчик пришел к выводу, что святилище было основано отцом коммагенского царя Антиоха I Митридатом I Каллиником в начале I в. до н.э. Его сын Антиох расширил святилище, превратив его в центр династического культа, где почитался он сам, его отец, воплощавшиеся в образе Зевса-Митры, и, может быть, основатель города Арсамея Арсам (Сам II), правивший в конце II века до н.э. Один из барельефов времени Антиоха отображает преемственность царской власти: отец и сын пожимают друг другу руки. Некоторые сооружения святилища Арсамеи связываются с почитанием бога Митры, имевшего теснейшую связь с царской идеологией.

На вечернем заседании 4 февраля (председатель - О.Ю.Климов) прозвучало четыре доклада, посвященных почитанию полководцев и императоров в древнем Риме и связи этого явления с эллинистическим культом правителей. В.А.Леус (Саратов, Саратовский государственный технический университет, кафедра "История отчества и культурология") в своем докладе "Сципион Африканский и культ эллинистических правителей" обратился к проблеме создания культа героя, победителя Карфагена. Докладчик привлек эпиграфические и нумизматические материалы, в частности из Нового Карфагена; была охарактеризована обожествляющая Сципиона литературная традиция, которая стала складываться достаточно рано и по греческому образцу. По мнению В.А.Леуса, все это учитывалось первыми римскими принцепсами. А.В.Короленков (Москва, журнал "Новая и новейшая история") в докладе "Сулла и боги" обратил внимание на знамения, которые были явлены Сулле, на подчеркивание диктатором своего везения. Особое внимание было уделено Венере - божеству покровителю Луция Корнелия, эволюции почитания ее до и после прихода к власти. А.В.Короленков также затронул вопрос о соотношении прозвищ Суллы Эпафродит и Феликс, а также об исторических источниках, освещающих поставленную в докладе проблему. Н.В.Бугаева в своем докладе "Concilio deorum immortalium missus: консул Цицерон - избранник богов" рассмотрела вопрос о божественном покровительстве великому оратору. Обратившись прежде всего к автобиографическим сочинениям Цицерона докладчик показала, что тот проводил идею о спасении Рима благодаря личному благочестию и посредничеству между людьми и богами. Н.В.Бугаева отметила несколько божеств, на чью особую благосклонность претендовал Цицерон (в частности, Минерва и Юпитер). В.Н.Парфенов (Саратов, Саратовский государственный технический университет, кафедра "История отчества и культурология") в докладе ""Владыка и бог Домициан". Характер императорского культа при последнем Флавии" отметил, что объективная лценка любой проблемы, относящейся к императору Домициану затруднительна из-за характера источников: многие из них утрачены, поэтам - его современникам - доверять нельзя, нарративная традиция относится к последнему Флавию негативно. На основе имеющихся данных можно утверждать, что новые элементы в императорский культ вводились Домицианом осторожно и дозировано (по крайней мере, в самом Риме). Тем не менее в религиозной политике этого императора отчетливо прослеживается влияние эллинистической (и даже еще более древней - египетской) традиции культа правителя. Эта политика обнаруживает полную преемственность с политикой предшественников Домициана и продолжается Траяном, которого античная традиция изображает полным антиподом Домициана. В заключение заседания председатель проф. О.Ю.Климов тепло поблагодарил организаторов коллоквиума за предоставление такой "площадки" для научной дискуссии, а зав. кафедрой истории древнего мира исторического факультета МГУ проф. С.Ю.Сапрыкин поделился планами по подготовке коллективной монографии по проблематике коллоквиума.

Каждый доклад сопровождался его подробным обсуждением участниками и гостями коллоквиума. Приятно отметить, что это научное событие вызвало интерес не только у коллег из МГУ и других научных учреждений и вузов Москвы, но и у студентов и даже у учащихся старших классов некоторых московских школ. Участники коллоквиума выразили удовлетворение двумя дня работы и предложили организаторам и в дальнейшем не отказываться от проведения таких мероприятий по отдельным сюжетам истории древнего мира, включая и проблему культа правителей.

Н.В.Бугаева, И.А.Ладынин.


В медиатеке нашего сайта можно посмотреть полный фоторепортаж с места события, фрагмент которого мы предлагаем Вашему вниманию:


Назад к списку новостей