Электронная библиотека исторического факультета

Новости сотрудничества

07.05.2016 Находки Хакасско-Тувинской археологической экспедиции истфака МГУ на выставке «Древние лики Хакасии»  1015

Находки Хакасско-Тувинской археологической экспедиции истфака МГУ на выставке «Древние лики Хакасии»

7 мая в Лужнецком зале главного здания Государственного центрального театрального музея имени А.А.Бахрушина открылась выставка «Древние лики Хакасии».

В экспозиции представлены посмертные маски людей, живших на территории Южной Сибири в I в. до н.э. - V в. н.э. (таштыкская культура), а также их художественная фотофиксация, выполненная в технике «световой кисти». Это маски и репродукции масок из коллекций Хакасского национального краеведческого музея имени Л.Р.Кызласова, Музея Хакасского государственного университета, из собрания Государственного музея Востока, а также цифровые изображения из коллекции Государственного исторического музея.

Значительная часть экспонатов выставки связана с результатами раскопок погребений таштыкской культуры, осуществленных в 1950-е – 1990-е годы Хакасско-Тувинской археологической экспедиции исторического факультета МГУ под руководством профессора кафедры археологии Л.Р.Кызласова.

Леонид Романович Кызласов – выдающийся сибиревед и востоковед, проводивший раскопки и разведки на протяжении 45 лет (с 1946 по 1991 г.) на различных территориях: в Туве, Хакасии, Красноярском крае, Казахстане, Киргизии, Прибайкалье и Приморье. Созданная Л.Р. Кызласовым в 1950 г Хакасско-Тувинская экспедиция кафедры археологии МГУ, которой он руководил по 1991 г., открыла, помимо памятников таштыкской культуры (в том числе могильников и склепов с погребальными масками, украсивших коллекции Государственного Эрмитажа и Государственного музея Востока), первобытные святилища, средневековые памятники Уйгурского каганата и Древнехакасского государства, средневековые буддийские храмы (в том числе самый ранний в Средней Азии буддийский храм на Ак-Бешиме (Киргизия)) и манихейские храмы, несторианскую церковь.

Об изучении памятников таштыкской эпохи и ее гробницах Л.Р.Кызласов неоднократно рассказывал в своих работах. Еще в 50-е годы он предположил, что таштыкские маски выполняли несколько функций в погребальном обряде: накрывали лицо умершего, чтобы отгородить обратный путь душе умершего, а также использовались в домах родичей для проведения погребально-поминальных обрядов.

Таштыкцы хоронили умерших в бескурганных могильниках, но со временем в их культуре стали преобладать курганы, обнесенные каменной оградой, внутри которой находился деревянный склеп. Изначально таштыкская традиция погребения предусматривала предварительную мумифицикацию тела. При этом на лицо покойного или его мумии могли накладывать белую гипсовую маску, сделанную непосредственно перед погребением и еще не просохшую, вследствие чего на внутренней поверхности масок сохранились волосы и отпечатки морщин. Предполагается также, что маски могли лепить и на кожаной модели головы (на полусферических, сшитых по определённому раскрою кожаных формах-болванках). Для создания основы маски применялся гипс, смешанный с известняком и песком, его заглаживали и чистым гипсом моделировали черты лица, включая уши и подбородок.

Постепенно в таштыкской культуре стал доминировать другой способ обращения с телом покойного – кремация. При этом гипсовые головы или маски прикреплялись к погребальной кукле-манекену, сделанной в натуральную величину; внутрь такого манекена помещали мешочек с прахом, собранным на месте сожжения тела покойного.

Таштыкские маски часто расписывались глиняными красками: одни из них (преимущественно женские) украшались спиралевидными красными узорами (на лбу, на висках и на носу) на белом фоне, другие (преимущественно мужские) — сплошь красной, затем сверху черной краской (горизонтальные линии); со временем раскраска усложнилась и обогатилась новыми цветами. Щеки и губы могли быть окрашены в красный цвет. Помимо красной и черной красок, применялись голубая и зеленая. Наносился также красочный бордюр по верху маски, окрашивались уши и нос, обозначались волосы и локоны. Специальный вырез могли оставлять на темени для косы (найдены привязные косы каштановых волос, крепившиеся к маскам покойных обоего пола). Кроме того, верх надо лбом мог быть обрезан, словно был закрыт головным убором. В уши иногда вдевали сережки, для которых были проделаны отверстия. На шее иногда рисовали или вылепляли ожерелья. Каждый скульптурный портрет изготавливался индивидуально и отражал не только особенности внешности человека, но и его характера. Среди запечатленных лиц встречаются как ярко выраженные европеоиды и монголоиды, так и смешанные антропологические типы.

На сегодняшний момент известно уже более 300 погребальных масок таштыкской культуры. Большинство масок дошли до нас лишь в виде фрагментов и гипсовых осколков. Однако, изучение их происхождения и семантики до сих пор привлекает внимание археологов и этнологов.

Выставка работает по адресу: ул. Бахрушина, 31/12 (м. Павелецкая) и будет открыта до 15 июня 2016 г.


Назад к списку новостей