Расписание Личный кабинет ЭОС Документы Диссертационные советы Библиотека электронных ресурсов

+7 (495) 939-35-66 - деканат  все контакты
faculty@hist.msu.ru - электронная почта

 

Анонсы событий

06.02.2019 XLIII Научная конференция "Лазаревские чтения"
 2284

XLIII Научная конференция "Лазаревские чтения"

5 и 6 февраля 2019 года на историческом факультете МГУ состоялась ежегодная Всероссийская научная конференция "Лазаревские чтения", проводимая кафедрой всеобщей истории искусств и посвященная памяти выдающегося историка искусства и заведующего кафедрой В.Н.Лазарева (1897–1976). По традиции в конференции приняли участие преподаватели и аспиранты искусствоведческих кафедр исторического факультета, а также ученые из музеев, научно-исследовательских институтов и высших учебных заведений Москвы, Санкт-Петербурга и других городов. Тематика докладов традиционно охватывала периоды и проблемы в истории искусства, входившие в круг интересов самого В.Н.Лазарева: искусство Византии, Древней Руси, классическое западноевропейское искусство.


Фоторепортаж в медиатеке нашего сайта

Первый день конференции был посвящен проблемам искусства Византии и средневековой Руси. Заседание было открыто профессором кафедры истории отечественного искусства Э.С.Смирновой, напомнившей о длительной традиции проведения Лазаревских чтений (нынешняя конференция – 43-я по счету), сообщившей о недавнем выходе сборника их материалов за 2013 год и вспомнившей об утратах, понесенных сообществом историков искусства в прошлом году. Присутствовавшие почтили память профессоров исторического факультета И.И.Тучкова и М.М.Алленова.

Первый из выступавших, С.А.Иванов (НИУ ВШЭ), сделал доклад под интригующим названием "Византийский поцелуй". Отметив, что современная византинистика, в отличие от других исторических дисциплин, почти не разрабатывает тему невербальной коммуникации, докладчик описал те – в основном церемониальные – ситуации, в контексте которых поцелуй фигурирует в византийских источниках. С.А.Иванов показал многозначность и неустойчивость терминов, с помощью которых византийцы описывали поцелуй, и обратил внимание аудитории на контраст между многочисленностью его упоминаний и требующим объяснения отсутствием соответствующего мотива в византийской изобразительной традиции (вместо поцелуя в буквальном смысле слова обычно изображаются объятия и соприкосновение лиц).

Среди прочих сообщений, касавшихся собственно истории искусства, выделялась целая серия докладов о раннехристианских и ранневизантийских памятниках, свидетельствующая об актуальности этой тематики и в том числе проблемы позднеантичных корней христианского искусства. А.Е.Меденникова (аспирантка исторического факультета МГУ), в своем сообщении систематизировала варианты взаимодействия архитектурных мотивов и антропоморфных образов в искусстве Рима, раннехристианских и древнейших византийских памятниках. На примере римских росписей, произведений погребального искусства, декора гипогея на улице Дино Компаньи в Риме, а также знаменитых мозаичных ансамблей Фессалоники и Равенны А.Е.Меденникова описала роль архитектурных мотивов в организации пространства, способы их взаимоотношения со зрителем и символические свойства, влияющие на смысл изобразительных программ. Тему этого доклада продолжило сообщение К.Б.Образцовой (также аспирантки исторического факультета) "Мозаики Ротонды св. Георгия в Фессалониках. Проблемы стиля в раннехристианском искусстве". Обратившись к одному из наиболее блистательных и сложных памятников раннехристианского периода, имеющему разные датировки, докладчик отметил нелинейность развития искусства этой эпохи и особую свободу мастеров в выборе художественных средств. Изучение стиля и приемов мозаик Ротонды, сопоставленных с другими мозаиками V–VI вв., позволило К.Б.Образцовой отнести фессалоникийский комплекс к третьей четверти V столетия. Темой доклада М.А.Лидовой (Вульфсон-колледж, Оксфорд) была атрибуция малоизвестного и редкого для отечественных коллекций памятника – резного с росписью рельефа из собрания египтолога В.С.Голенищева (в коллекции ГМИИ). Рельеф, очевидно, происходящий из Египта и служивший частью убранства церковного интерьера, был опубликован только однажды и датирован IV в. М.А.Лидова, указав на трудности изучения подобных произведений, как правило, не имеющих точных датировок, на основе анализа иконографии и стиля изображений апостолов отнесла рельеф из ГМИИ к более позднему времени – V или VI в.

Остальные доклады, прозвучавшие на утреннем заседании, затрагивали проблемы стиля и образа живописи средневизантийского периода. В докладе профессора кафедры всеобщей истории искусств О.С.Поповой (МГУ; Государственный институт искусствознания) были рассмотрены и интерпретированы хорошо известные, но вызывающие дискуссию произведения – мозаическая икона Богоматери Одигитрии из константинопольского храма Богоматери Паммакаристос, ныне находящаяся в патриаршем соборе св. Георгия в Фанаре, и образ тронной Богородицы с Младенцем в алтарной конхе собора Святой Софии в Фессалонике. О.С.Попова показала генетическую связь этих образов с искусством первой половины XI в. и в то же время перечислила черты, указывающие на их принадлежность к более поздним этапам эволюции византийской живописи. Она датировала икону Богоматери Паммакаристос концом XI или рубежом XI–XII вв., а алтарную мозаику Софии Фессалоникийской – первой половиной XII столетия. Тему стиля византийской живописи первой половины XII в., но уже на русском материале, продолжил доклад О.Е.Этингоф (НИИ РАХ; ИВГИ РГГУ) "О фресках наоса Георгиевского собора Юрьева монастыря: истоки стиля". Он стал возможен благодаря одной из самых значительных археологических находок последних лет – многочисленных и очень информативных фрагментов росписи Георгиевского собора Юрьева монастыря в Новгороде, исполненной около 1130 г. О.Е.Этингоф проанализировала живописные приемы этих фресок и высказала свои соображения об их стиле, сопоставив новгородский памятник с другими монументальными ансамблями Руси первой трети XII в., а также с собственно византийскими произведениями (росписи храма в Трикомо на Кипре, мозаики и фрески монастыря Гелати в Грузии, икона Богоматери Владимирской, образ Григория Чудотворца в Эрмитаже). Кроме того, она обратила внимание на определенное сходство фресок Георгиевского собора и придела в куполе его лестничной башни, предположив, что отличия этих ансамблей отражают разницу между двумя духовными и художественными идеалами – "аристократическим", то есть княжеским, и монашеским.

На вечернем заседании первого дня "Лазаревских чтений" прозвучали доклады об искусстве средневековой Руси. Архитектурная проблематика была затронута только в первом докладе, сделанном чл.-корр. РАН, заведующим кафедрой истории отечественного искусства, профессором Вл.В.Седовым (МГУ; Институт археологии РАН), "Собор в Модене и церковь Покрова на Нерли". Это выступление продолжило ряд сообщений и публикаций автора об архитектуре Владимиро-Суздальской Руси. Придерживаясь гипотезы о родстве форм и пластики владимиро-суздальских храмов с итальянской романикой и прежде всего с той традицией, к которой принадлежит моденский собор, Вл.В.Седов предложил аудитории сравнение «портретов» одного из важнейших итальянских памятников и знаменитого русского храма, выделяющегося как сложностью своей архитектуры, так и полнотой ее сохранности. Докладчик продемонстрировал метаморфозы "моденских" форм во владимиро-суздальской романике и предположил, что их соединение с крестово-купольной композицией стало возможным благодаря местному зодчему, работавшему в рамках византийско-русской архитектурной традиции.

Три следующих доклада вечернего заседания были посвящены малоизвестным или недостаточно изученным памятникам русской иконописи. И.А.Шалина (Государственный Русский музей) выступила с докладом "«Богоматерь Одигитрия» рубежа XIII–XIV веков из Псковского музея и ее место в псковском искусстве". Речь шла об одной из древнейших псковских икон, которая в течение нескольких десятилетий реставрируется в Центре имени И.Э.Грабаря. Хотя этот памятник уже привлекал внимание исследователей, его изучение еще далеко от завершения. И.А.Шалина, основываясь на неопубликованных источниках, доказала, что монументальный, необычный по иконографии образ Богородицы происходит из собора псковского Снетогорского монастыря и является местной иконой, входившей в состав первоначальной алтарной преграды этого храма, который был выстроен в 1310–1311 гг. Анализ иконографии и стиля иконы привел И.А.Шалину к выводу о ее тесной связи с замыслом росписи собора, относящейся к 1313 г., и об одновременном исполнении этих произведений.

Доцент кафедры истории отечественного искусства А.С.Преображенский (МГУ; Государственный институт искусствознания) в докладе "О двух предположительно новгородских иконах XIV–XV веков" проанализировал два не слишком известных произведения, которые приписываются греческим или балканским мастерам, но, скорее всего, принадлежат к художественной культуре Новгорода. Икона Иоанна Предтечи из Патриаршего музея церковного искусства при храме Христа Спасителя, опубликованная в качестве балканского памятника рубежа XIV–XV вв., судя по особенностям стиля, создана в Новгороде во второй четверти XIV столетия и отражает процесс усвоения форм палеологовского искусства на русской почве. Вторая икона – небольшой краснофонный образ Симеона Богоприимца из Успенского собора Московского Кремля, – ранее считалась памятником XVI столетия, а недавно была атрибуирована как работа греческого мастера, исполненная в Москве в третьей четверти XV в. Соглашаясь с этой датировкой, А.С.Преображенский показал, что икона, при всей оригинальности своего внешнего вида, по многим признакам аналогична новгородским произведениям зрелого XV столетия. Необычность ее художественного решения, в том числе активное использование орнаментальных мотивов, может объясняться особыми функциями памятника. По мнению докладчика, кремлевский образ мог быть той самой иконой Симеона Богоприимца, которая, как сообщают некоторые источники, была обретена новгородцами во время эпидемии 1467 г. Это стало одной из причин сооружения обетной Симеоновской церкви близ Зверина монастыря. Впоследствии в качестве чтимого образа произведение, как и другие новгородские святыни, очевидно, было вывезено в Москву.

Следующий доклад этого блока – "Русские иконы в храмах острова Тинос (Греция)" – был сделан Е.М.Саенковой (Государственная Третьяковская галерея), которая, как и ряд других исследователей, неоднократно обращалась к теме русских произведений, хранящихся в церковных и музейных собраниях Греции и православного Востока. Наряду с рядовыми иконами XIX в., на острове Тинос Е.М.Саенкова выявила несколько более ранних памятников, относящихся к первой половине XVIII столетия и являющихся важными свидетельствами русско-греческих контактов в эту эпоху.

Последние сообщения вечернего заседания касались проблем искусства рукописной книги. Е.И.Морозова (Всероссийский художественный научно-реставрационный центр имени И.Э. Грабаря) сделала доклад под названием "К истории московского книжного искусства второй половины XV века. Миниатюра и орнамент Следованной Псалтири из собрания Российской государственной библиотеки (РГБ, ф. 304, I, Троицк. 315)". Это монографическое исследование представляет собой не только ценный вклад в изучение искусства Москвы эпохи Дионисия, но и важный пример комплексного изучения декорации средневекового кодекса. Э.С.Смирнова (МГУ; Государственный институт искусствознания), в настоящее время изучающая новгородские рукописи XIII–XIV вв., в своем докладе "Тератологический орнамент русских рукописей. Вопрос о стилистическом переломе в первой четверти XIV в." обратилась к вопросу об их орнаментальной декорации. Обычно исследователи, затрагивающие проблему русского тератологического орнамента, занимаются общими вопросами его происхождения, а также генеалогией конкретных мотивов. Э.С.Смирнова сосредоточила внимание на стилистической эволюции подобных форм, существенно изменивших свой композиционный облик и цветовую гамму в первые десятилетия XIV в. Анализ этих изменений и их результатов, позволяя точнее датировать недатированные рукописи, существенно обогащает сложившиеся представления о развитии русской художественной культуры на одном из переломных этапов ее существования.

Необыкновенно интенсивная и насыщенная программа второго дня "Лазаревских чтений" была сосредоточена в основном вокруг трех эпох европейского искусства, которые занимали В.Н.Лазарева: средневековья, Ренессанса и искусства XVII-XVIII веков. Утреннее заседание, которое вел доцент кафедры всеобщей истории искусств А.Л.Расторгуев, открылось докладом А.В.Пожидаевой (НИУ ВШЭ) "О древнеримских истоках иконографии Тьмы как скованного раба в сцене Отделения света от тьмы". Проследив происхождение этого типа изображения из древнеримских скульптурных образов пленников, которые встречаются в декоре триумфальных арок и резных саркофагов, А.В.Пожидаева наглядно показала и его постепенную смысловую и визуальную трансформацию в раннехристианском искусстве.

Целью двух следующих выступлений было возвращение ряда позднесредневековых и раннеренессансных памятников в их исторический, богословский, духовный, социально-политический и пространственный контекст. Так, О.А.Назаровой (НИУ ВШЭ) продемонстрировала отражение эсхатологических идей Иоахима Флорского в ранних тосканских алтарях, созданных по заказу нищенствующих орденов, в свете чего оказывается необходимым скорректировать интерпретацию их программы и отдельных образов. В свою очередь, А.С.Егоров (ММСИ) реконструировал архитектурную типологию, способы организации интерьера, предметный мир и литургическое убранство капелл в германских ратушах XIV-XVI веков. Исследователь очертил те принципиальные политические воззрения городских советов и политические условия, которыми определялось символическое наполнение этих сакральных пространств, в основном не дошедших до наших дней, уделив особое внимание, в частности, кёльнской капелле и тому месту, которое занимал в ней знаменитый "Алтарь Трёх волхвов" Штефана Лохнера.

Доклады Е.В.Зотовой (РГБ) и Ю.А.Бутовченко (Музеи Московского Кремля) были посвящены западноевропейской книжной миниатюре, причем главными героями обоих сообщений стали заказчики рукописей, что лишний раз доказало правоту тезиса о принципиальной роли покровителя в создании любого художественного памятника. Е.В.Зотова совершила увлекательный экскурс в историю формирования и типологию посвятительных изображений в рукописной книге от романской эпохи до Ренессанса, подробнее рассмотрев иллюстрации двух рукописей из собрания Российской государственной библиотеки – "Службы св. Вилигиза" XII века и гуманистической "Космографии" Птолемея. Ю.А.Бутовченко сделала обзор одной из самых знаменитых и значимых, но давно разрозненных книжных собраний эпохи раннего Возрождения – библиотеки Федериго да Монтефельтро, показав, как в изготовленных по его велению манускриптах отразились не только общие тенденции развития итальянской живописи, но и обаятельный образ самого урбинского герцога, который является одной из эмблем своей эпохи.

Завершил утреннее заседание обширный доклад В.А.Расторгуева (ГМИИ), который связал воедино подробную хронику изучения, атрибуции и определения подлинности бронзовой статуи Иоанна Крестителя работы Донателло с историей коллекционирования ренессансных памятников в Европе и США и биографией самой этой скульптуры, которая, принадлежа к числу военных утрат Государственных музеев Берлина, недавно была включена в основную экспозицию ГМИИ имени А.С.Пушкина.

Вечернее заседание второго дня "Лазаревских чтений", которое вела зам. зав. кафедрой всеобщей истории искусств, ст.преподаватель М.А.Лопухова, открыло обстоятельное сообщение доцента кафедры всеобщей истории искусств Е.А.Ефимовой (МГУ), продолжившее серию ее успешных многолетних исследований ренессансных архитектурных рисунков и образцовых книг. Знакомство с двумя рукописями XVI века из собраний Парижа и Мюнхена, содержащими зарисовки с древностей Вероны, переросло в поистине детективную и завораживающую историю изучения целого комплекса подобных альбомов, которое увенчалось убедительной атрибуцией этих рукописей Ж.Андруэ-Дюсерсо.

Проблемам графических серий, но уже далеким от классической ясности Ренессанса, был посвящен блестящий доклад доцента А.Л.Расторгуева (МГУ) "«Bizzarie di varie figure» Джованни Баттисты Брачелли и другие странные фигуры". Отправной точкой для его размышлений стала серия гравюр 1624 года, которая была необыкновенно популярна в кругу модернистов в 1920-е годы и потому во многом определила образный строй сюрреализма и метафизического искусства, но – по той же причине, а также в силу своей абсолютной беспрецедентности – оказалась полностью выхвачена из художественного контекста своего собственного времени. А.Л.Расторгуев продемонстрировал, насколько в действительности тесны связи между гравюрами Брачелли и другими, весьма разнообразными и подчас причудливыми, изобразительными источниками XVII века: манекенами-автоматами, фигурными алфавитами, иллюстрациями к прото-научным трактатам и старинным учебникам фехтования, гротесками Ж.Калло и гротесковыми орнаментами в монументальной живописи, а также со сменой представлений о человеческом организме и теле в раннее Новое время.

Курьезам барочного мышления нашлось место и в сообщении М.С.Тарасовой (Курская государственная картинная галерея имени А.А.Дейнеки), посвященном картине с изображением читающей старухи из собрания Курской картинной галереи. Полотно было не только убедительно атрибутировано Пьетро Беллотти благодаря знаточеским изысканиям, обнаружению близких аналогий и включению в oeuvre живописца, но и рассмотрено в рамках самой иконографии «старушки с книгой» в ее развитии и многообразии, от характерного возрастного и социального типажа до жанровой сцены.

Н.О.Веденеева (ГМИИ) вновь вернулась к проблематике графических серий, но уже на художественном материале эпохи Просвещения, рассказав о социально-бытовом и философском контексте, в котором появился цикл гравюр "Monument du costume physique et moral de la fin du dix-huitième siècle" С.Фрейдеберга и Ж.М.Моро Младшего, его назначении, содержательных и стилевых особенностях, а также о терминологических трудностях, которыми сопровождается его интерпретация. Как и сообщения В.А.Расторгуева и М.С.Тарасовой, ее доклад был тесно связан с актуальной музейной жизнью и анонсировал готовящуюся выставку, которая будет посвящена этому известному, но недостаточно изученному памятнику французской гравюры конца XVIII века.

Вечернее заседание западноевропейского дня "Лазаревских чтений" по обычаю завершали доклады, связанные с теоретическими рассуждениями о проблемах классического искусствознания и современной Bildwissenschaft (науке об образе). Профессор кафедры всеобщей истории искусств С.С.Ванеян (МГУ; ГИИ; НИИ РАХ) в размышлении "Нужен ли Софросюне атлас?", оттолкнувшись от привычных образов истории (и историков) искусства, анализировал образы апокалиптических видений в попытке пересечь границы искусствознания как дисциплины. Доклад М.Ю.Торопыгиной (ВГИК имени С.А.Герасимова) вернул слушателей в область классической иконологии, с обращения к которой начиналось утреннее заседание второго дня. На примере "Персоны" И.Бергмана М.Ю.Торопыгиной удалось показать, каким образом варбургианское понятие "формулы пафоса" применимо к конструированию образа и визуального ряда не только в пластических искусствах, традиционно изучаемых университетской наукой, но и в новых медиумах, в том числе в кинематографе.



Назад к списку анонсов

Подписка на новости
по электронной почте

C помощью сервиса "FeedBurner" мы предоставляем возможность всегда быть в курсе мероприятий, планируемых на историческом факультете или с нашим участием.

Укажите в поле свой адрес электронной почты и нажмите кнопку "Подписаться" для оформления подписки на наши новости и анонсы:

Вы сможете получать на свой электронный адрес один раз в сутки (в промежуток с 9:00 до 11:00) информацию о новостях и анонсах запланированных мероприятий, опубликованных на сайте исторического факультета МГУ за последние 24 часа. В первом полученном письме Вы увидите информацию, опубликованную за несколько предыдущих дней.