Расписание Личный кабинет ЭОС Документы Диссертационные советы Библиотека электронных ресурсов

+7 (495) 939-35-66 - деканат  все контакты
faculty@hist.msu.ru - электронная почта

 

Новости исторического факультета

24.04.2018 Доклад А.В.Лазаревой "Образ врага и появление национальных стереотипов в Германии в эпоху Тридцатилетней войны"  5259 

24 апреля 2018 года в рамках секции исторических наук ежегодной научной конференции "Ломоносовские чтения" к.и.н., доцент кафедры новой и новейшей истории А.В.Лазарева выступила с докладом "Образ врага и появление национальных стереотипов в Германии в эпоху Тридцатилетней войны (1618-1648)".


Тридцатилетняя война стала своеобразной кульминацией различных проблем и главным потрясением для Европы XVII века. Однако у современников она получила название войны "немецкой" (der Teutsche Krieg, bellum Germanicum) или даже "Тридцатилетней войны немцев". И речь здесь идет не только о территории, где проходили основные боевые действия, но и об итоге войны для Германии в целом.

В своем докладе А.В.Лазарева представила результаты изучения немецкой публицистики времен Тридцатилетней войны. Среди традиционных видов источников (памфлетов, трактатов или проповедей) автор особо выделяет такие интересные материалы как иллюстрированные листовки. Благодаря тому, что они содержали не только текст, но и изображение, листовки стали одним из самых популярных жанров публицистики в Германии раннего нового времени.

Главным вопросом, который красной нитью проходит через все публицистические сочинения эпохи, стал поиск виновного в Тридцатилетней войне. Немецкие интеллектуалы обвиняли во всех бедах иностранцев - испанцев, шведов, англичан и французов, которые вместе с многочисленными армиями пришли в немецкие княжества. Формирование образа врага шло параллельно с появлением так называемых "национальных стереотипов" - то есть шаблонных, клишированных представлений о других, сохраняющих живучесть в массовом сознании.

Испанцев немцы считали религиозными фанатиками и приписывали им небывалую жестокость. Так в 1620 г. в разгар испанского вторжения, появилось сочинение, повествующее о поведении испанцев в "покоренной Индии". Самыми черными красками автор описал характерные, по его мнению, черты поведения испанцев в завоеванных землях. Возмущение и ужас автора вызывают постоянные пытки и мучения, которыми испанцы насаждали свою власть и религию, не щадя даже детей. Негативными аллегорическими животными для изображения испанцев стали змеи и пауки. В библейской системе координат змея прочно ассоциировалась с грехопадением. Змеями немецкая публицистика однозначно нарекла иезуитов, которые стали персонификацией всех испанцев. Иезуиты, по мнению немцев, оплели всю Германию своей паутиной. Очень часто на листовках можно видеть города, вокруг которых раскинулась огромная паутина. Образ испанца-паука возник также благодаря использованию игры слов. Дело в том, что фамилия испанского полководца Амброзио Спинолы (1569-1630), войска которого с 1619 г. прошли по немецким княжествам, была созвучна с немецким словом "паук" (Spinola – die Spinne). Испанцев изображали и как отвратительных мух, которые буквально "налетели" на Германию. В природе эти насекомые больно кусаются. Изображение врага в виде "бестии" вело к его дегуманизации.

Шведов, к которым причислялись все северяне-наемники (лифляндцы, лапландцы, шотландцы, ирландцы), пришедшие в армиях короля Густава II Адольфа, немецкие публицисты сравнили с войнами Апокалипсиса. Немцы, первый раз столкнувшиеся с народами, которые вторглись на их земли в составе иностранных армий, были поражены той силой и стойкостью, которую проявили северяне. На листовках их изображали со злобными, звериными, лицами и утрированно мускулистыми руками, что подчеркивало их жестокий нрав.

Англичан, которых немецкая публицистика обвиняла в развязывании Тридцатилетней войны, авторы обвиняли в чрезмерной жадности. Очень большой популярностью в иконографии пользовался образ жены Фридриха Елизаветы, которая подначивала Фридриха к бунту против императора и посягательствам на богемскую корону.

Французы были провозглашены, прежде всего, порочными. Ни один другой враг не вызывал, пожалуй, столько ненависти, сколько этот "наследственный" враг. Образ врага - француза, виновного во всех немецких невзгодах, обладал комплексом отрицательных моральных черт, возведенных в ранг "национальных" особенностей. Французы, по широко распространённому и культивируемому интеллектуалами мнению, несли на себе "печать порока римлян". Даже животное, персонифицировавшее Францию – петух – воспринималось в раннее новое время как символ разврата. Порочность французов доказывала и их явная связь с Османской империей. На более поздних листовках петух, чванливо выпятив грудь с тремя геральдическими лилиями вышагивает по птичьему двору, залихватски сдвинув корону набекрень. Он заодно с турками и исподтишка пытается отрезать несколько перьев из хвоста испанского индюка, таким образом вредя всему христианскому миру.

Тридцатилетняя война способствовала широкому распространению этих негативных суждений о врагах. Благодаря им публицисты все четче формировали свои представления о самих немцах. Отрицая все "чужое", признанное "порочным", немецкие авторы пытались утвердить мысль о "чистоте" самих немцев. Таким образом, война стала своеобразным катализатором процесса формирования немецкого национального самосознания.

ПРЕДЛАГАЕМ ВАШЕМУ ВНИМАНИЮ ПРЕЗЕНТАЦИЮ, СОПРОВОЖДАВШУЮ ДОКЛАД

для просмотра нажимайте на слайд или элементы управления



Назад к списку новостей