Ю. Шаповал.
Силлабус спецкурса «Ислам в Европе»


Пояснительная записка.

Тема данного спецкурса является дискуссионной на сегодняшний день. Миграционные потоки второй половины XX-начала XXI в страны Европы из Пакистана, Индии, Турции, Ближнего Востока, из стран Магриба и других привели к значительному исламскому присутствию в европейском обществе. Впервые после испанской реконкисты на территории европейских государств возникли мусульманские общины, численность которых стремительно растет. Мусульманская цивилизация и европейская цивилизация с христианскими корнями встали перед проблемой мирного сосуществования на территории ЕЭС. Особенности ислама не просто как религии, а как образа жизни, объемлющего все её стороны, обусловили сложности на пути адаптации мусульман к европейскому обществу. На современном этапе продолжается поиск наиболее оптимальной модели интеграции мусульман в европейское общество.

Важно отметить, что растущее мусульманское присутствие в Европе послужило вызовом как европейской, так и мусульманской традиции. Поэтому целью данного спецкурса – показать, как в процессе взаимовлияния изменяется и ислам, и европейское общество, обозначить узловые проблемы, сопровождающие эти процессы: проблема европейской идентичности, «европеизации» ислама, проблемы интеграции мусульман в европейский контекст, вопросы мультикультурализма и др.

Задачи изучения дисциплины:

План изучения дисциплины.

1. Жизнь мусульман под властью немусульман: правовые и исторические аспекты.

Проблема пребывания мусульман под властью немусульман в эпоху классического ислама. Мединская и мекканская правовые практики. Мусульманское право о возможности постоянного проживания мусульманина в немусульманской стране: возможные варианты.

Тезисы к теме.

Поскольку времена Пророка являются нормативно-аксиологическими для всей мусульманской традиции, обратимся к вопросу о пребывании мусульман под властью немусульман эпохи Мухаммада. В этот период оформились две правовые практики: Мединская и Мекканская. Мединская практика предполагала ориентированность на исламское государство, установление законов шариата, подчинение ему всех сторон жизни мусульман. Эта правовая логика исходит из деления всего мира на «дар уль-ислам» (пространство ислама) и «дар уль-харб» (пространство войны). Соответственно, немусульманские страны – это территория войны. И отсюда исходит невозможность для мусульман жить под властью иноверцев. Пребывание мусульман под властью немусульман может быть только вынужденным и временным и, в конечном счете, мусульмане обязаны переселиться в мусульманскую страну. В качестве примера для подражания приводилась хиджра Пророка, переселившегося из языческой Мекки в Медину, где была провозглашена умма. До сих пор исламские традиционалисты, например саудовские муфтии, опираются на приведенные аргументы.

Мекканский период в истории ислама характеризуется существованием мусульман как религиозного меньшинства в немусульманском окружении. Соответственно, фундаментальной являлась ориентированность на сохранение и укрепление своей веры и увеличение числа верующих путем исламского призыва среди неверующего окружения. Но, в мекканский период правовые вопросы по этой проблематике не были тщательно проработаны, и вопрос остался дискуссионным. В мекканский период был прецедент переселения части мусульман из языческой Мекки в Эфиопию, где было заключено первое документально засвидетельствованное соглашение между мусульманским и христианским государством - Нубией. Отсюда в исламе еще существует понятие «пространства договора». Современные улемы Западной Европ, США, России и других немусульманских стран, где мусульмане составляют меньшинство, апеллируют к мекканскому мировоззрению.

Развитие мусульманской правовой теории и практики осуществлялось в сторону от мекканского к мединскому периоду, хотя последний не отменил полностью прецеденты первой мекканской правовой логики. Однако войны, торговые отношения с иноверцами, политические обстоятельства обусловили дискуссии мусульманских правоведов всех мазхабов по вопросу о пребывании мусульман в немусульманских странах. В средневековье оговаривались следующие возможные варианты пребывания мусульман под власть немусульман:

1. Обращение в ислам неверного в немусульманской стране. Должен ли он оставаться на прежнем месте или переселиться в мусульманскую стран?. Позиция шиитов допускает проживание в немусульманской стране. Большинство суннитов настаивают на хиджре (пример Пророка).

2. По неволе – пленный. Например, позиция ибн Малика-основателя маликитского мазхаба: отправляться в земли неверных только по причине выкупа пленных.

1. Добровольные путешественники.

2. Торговля с иноверцами: основные позиции. Первая – запрет торговать с неверными при любых обстоятельствах. Вторая - разрешение торговли с иноверцами для обеспечения поставок продовольствия при его нехватке, основываясь на принципе даруры. Третья - допускает путешествия и временное проживание за границей, разрешение мусульманам принимать Аман от немусульманского правительства и проживать в немусульманской стране на положении мустаминов. Мустамин в немусульманской стране должен иметь возможность открыто исповедовать свою веру.

2. Испанская реконкиста и Новое время: правовые дискуссии о пребывании мусульман под властью немусульман.

Правовые дискуссии мусульманских правоведов о жизни мусульман в христианском окружении периода испанской реконкисты. Решение этого вопроса в разных мазхабах. Европейская колонизация и мусульмане под властью европейских империй.

Тезисы к теме.

Дискуссии мусульманских правоведов по вопросу о пребывании мусульман в немусульманских странах обострились во времена испанской реконкисты, когда в результате отвоевания христианами испанских земель и установление на них христианских государств, большое количество мусульман оказалось под властью христианских правителей. Представители маликитского мазхаба, распространенного в Испании и Северной Африке считали обязанностью мусульманина – хиджру (переселение в мусульманскую страну), которая будет действовать до Судного дня, спорить можно лишь о том, при каких обстоятельствах возможно послабление. Были определены обстоятельства, при которых возможно послабление: физическая и финансовая неспособность, принцип даруры (необходимости) и миссионерство. Главное оставалось неизменным – нехорошо мусульманам оставаться под властью немусульман. В ходе дискуссий обозначилось различие позиций мазхабов по вопросу о хиджре. Так ханафитская богословско-правовая школа считала необходимым переселение в случае насильственного обращения в иную веру и невозможности исполнения религиозных обязанностей. Маликитский мазхаб занимал более жесткую позицию, большинство его правоведов придерживаясь мнения об обязательности переселения мусульман в мусульманскую страну. Примером служит фетва (богословско-правовое заключение) андалусских и северо-африканских правоведов о долге мусульман покинуть Испанию. Феномен мудехар в Испании: аналог зимми в мусульманских государствах? Негативное отношение мусульман к мудехарам, то есть к тем, кто не переселился из Испании.

В ходе дискуссий были обозначены условия пребывания мусульман под властью иноверцев.

1. нет насильственного обращения в другую веру 2. возможность исполнять религиозные обязанности 3. возможность применения мусульманского священного права –шариата, функционирование шариатских судов.

Мусульмане под властью европейских империй: два подхода. Первый – эмиграция в мусульманские страны с мусульманским правителем, второй – адаптация к новой реальности в случае дозволения свободно исповедовать религию, следовать своим законам и судам. Главное - следовать законам о заключении и расторжении брака, о наследовании и прочих имущественных вопросов.

3. Новейшее время: особенности жизни мусульман в европейских странах.

Специфика ситуации пребывания мусульман в немусульманских европейских странах в Новейшее время. Переход от временной трудовой миграции к постоянному проживанию в европейских странах. Новая группа мусульман – мусульманские меньшинства, добровольно переселившиеся из мусульманского мира в немусульманские страны. Проблема адаптации мусульманских правовых норм к европейской действительности. Два направления фикха как ответы на проблемы мусульман на Западе. Первое – мусульманский традиционный дискурс, укорененный в исламских странах. Второй новое направление исламского права (фикха) – фикх меньшинств, формирующийся в европейском мусульманском дискурсе (иджтихад, иджма, кияс).

Тезисы к теме.

Во второй половине XX – начале XXI вв. сложилась кардинально новая ситуация в связи с появлением группы мусульман, добровольно переселившихся и постоянно проживающих в европейских странах. Мусульманское право до сих пор сталкивалось с проблемой вынужденного, а не добровольного пребывания мусульман в немусульманских странах. Поэтому, возникла проблема следования мусульманской традиции, сохранения исламской идентичности в условиях Европы, тем более, ислам – это не просто свод религиозных положений и этических правил, а образ жизни, не предполагающий четкого разделения светского и религиозного.

Круг проблем, с которыми столкнулись мусульмане в западном светском обществе с христианскими корнями: отношение мусульман к демократии, либерально-демократическим ценностям, формы взаимодействия мусульман с немусульманским большинством, участие мусульман в экономической, военной и политической жизни европейского общества. Прямых ответов ни в Коране, ни в Сунне, ни в правовых школах ислама нет. В целом, на обозначенные проблемы в правовом поле ислама были сформулированы следующие ответы. Первый вариант ответа исходил от факихов из мусульманских стран, которые следовали буквалистскому пониманию правовых норм ислама. Согласно им, мусульманскому меньшинству в западных странах следовало совершить реиммиграцию (хиджру) в мусульманскую страну и отказываться от любых форм взаимодействия с немусульманским большинством.

Второй вариант ответа исходил от нового поколения исламских ученых и факихов, как правило, проживающих в западных странах, которые предложили новое понимание фикха, учитывающего специфику проживания мусульман как религиозного меньшинства в западных странах. Новое поколение факихов указывает на необходимость нового понимания фикха. Фикх нельзя рассматривать как замкнутую, не способную к развитию правовую систему. Они исходят из того, что фикх (шариатское право) должен разрабатываться в соответствии со специфическими условиями того или иного региона, того или иного исторического периода, мусульманского сообщества, проживающего в определенных условиях. Необходимо применение шариатского права к определенной ситуации, условиям, т.е. мусульманская традиция вводится в герменевтический круг интерпретаций. В рамках этого направления формируется «фикх меньшинств» - правовых положений для исламских общин, проживающих в условиях немусульманского окружения. Основатели концепции шариатского права для мусульманских меньшинств Аль-Альвани и Юсуф аль-Карадави разработали методологию и основные принципы «фикха меньшинств». Были обозначены следующие четыре принципа.

3. Метод облегчения и устранение затруднений, включающий метод постепенности наложения на верующих обязательств религии и постепенности изменения своего образа жизни, принцип изменения фетвы в зависимости от места, времени и ситуации, на которую ориентировано заключение.

Ю. аль-Карадави пишет: «Мусульманин в немусульманском обществе слабее мусульманина в мусульманском обществе, поскольку он живет под властью иной, неисламской, правовой системы. И в окружении немусульманского большинства, внутри общества с немусульманскими основами, он сталкивается с сильными соблазнами и невероятным культурным давлением. По этим причинам, из своей слабости, мусульмане немусульманских обществ нуждаются в облегчении более, чем другие приверженцы Ислама, которые не сталкиваются с подобным давлением».

Пример фетвы на основе «фикха меньшинств». Одной из самых показательных фетв, которую вынес шейх аль-Карадави на основе метода облегчения, является решение относительно времени вечерней и ночной молитвы для мусульман стран Северной Европы. В этих странах в летнее время ночь становится короче, ночная молитва очень сильно сближается с утренней, и исполнение каждой из этих молитв в свое время становится большим затруднением для некоторых мусульман. Многие вынуждены проводить ночь, бодрствуя, не ложась спать, и оттого не имеют возможности выспаться перед своей ежедневной работой. По этой причине аль-Карадави, воспользовавшись мнением одного из признанных мазхабов и хадисом из авторитетного сборника Муслима, издал фетву, в которой посчитал дозволенным объединение двух молитв – вечерней и ночной – в Европе в летнее время.

2. Содействие миссии исламского призыва, чтобы мусульманские общины Запада могли «исполнять обязательства донесения глобальной миссии Ислама до тех, среди кого они живут, посредством их языка, для разъяснения, призыва и ведения с ними дискуссий наилучшим образом».

1) через обязательный учет в фетвах и правовых решениях, которые реализуются в рамках фикха меньшинств, тех специфичных условий, в которых проживают мусульмане в западных обществах; 2) через издание фетв и предложение таких правовых, социальных, политических моделей взаимодействия с немусульманским большинством западных стран, которые не только соответствуют одновременно Корану, Сунне и западным реалиям, но и прививают немусульманам симпатии к Исламу.

Пример фетвы. Одним из показательных примеров подобного рода фетв может служить решение шейха аль-Карадави, которое предполагает дозволенность сохранять брак и не разводиться с мужем той женщине, которая приняла ислам, в то время как муж остался иноверцем. Общий мусульманский фикх в этом случае требует, чтобы женщина обязательно развелась с мужем, поскольку женщине-мусульманке не подобает жить в браке с немусульманином. Реальность же западных обществ состоит в том, что большинство принимающих ислам на Западе являются женщинами. А обязательное требование общего фикха развестись с мужем по принятии ислама многих из них отвращает от принятия ислама. Шейх же аль-Карадави, изучив ситуацию в западных обществах, обратил внимание на тот факт, что, действительно, необходимость развода, угроза развала семьи, разлучения с детьми, является серьезным препятствием на пути принятия ислама многими западным женщинами. Учитывая тот факт, что современные свободы личности и права человека, гарантируемые западными демократиями, позволяют женщине практиковать ислам, даже если муж не разделяет ее убеждений, шейх аль-Карадави издал свою фетву о дозволенности сохранения подобного брака.

3. Ориентация на коллективные вопросы. Мусульмане, проживающие на Западе, рассматриваются как община, как единый джамаат, являющийся частью мировой уммы, а не как набор отдельных индивидуумов и личностей, не связанных друг с другом. Кроме того, мусульманская община является той средой, в которой идет воспитание нового поколения мусульман, идет передача молодым культурного и религиозного наследия от старшего поколения.

Пример. Фетва, в которой Ю. аль Карадави посчитал дозволенным для западных мусульман взятие банковской ссуды под процент ради покупки собственного жилья, если нет другой возможности им обзавестись.

4. Использование мнений разных мазхабов. Не принцип жесткой приверженности одному мазхабу, а принцип свободного поиска решений специфических проблем мусульманских меньшинств во всем правовом богатстве.

Аль-Кардави: «В этом деле факиху, муфтию или шариатскому ученому следует плыть широко, до самых отдаленных горизонтов фикха. Прибегать к наследию разных школ фикха и направлений и не ограничиваться одним распространенным и господствующим мнением. Прибегать надо к достойным внимания мнениям, скрытым в недрах книг, к забытым мнениям прошлого, заслуживающим воскрешения. Прибегать к мнениям, которые были слабыми в свое время, но заслуживают усиления сейчас».

«Фикх меньшинств» разрабатывается в Европейском совете по исследованиям и фетвам, глава которого Ю. аль-Карадави.

4. Проект «Ислам в Европе» Тарика Рамадана.

Что значит быть европейским мусульманином, согласно Тарику Рамадану. Путь к интеграции мусульман в европейское общество - через преодоление бинарного восприятия друг друга (Я–Чужой). Основные направления пересмотра как мусульманской, так и европейской традиции: пересмотр идентификационных стратегий, поиск взаимодействия исламских и либерально-демократических ценностей на уровне универсальности, плюрализм. Критика принципа толерантности и продуктивный потенциал принципа плюрализма в концепции Т. Рамадана. Европа для мусульман не как территория войны (дар уль-харб), а как место, где мусульмане свидетельствуют о своей вере (дар аш-шахад). Мультикультурализм как оптимальная модель европейского общества.

Тезисы к теме.

Современный мусульманский ученый, швейцарский профессор, глава Мусульманской организации Швейцарии Т.Рамадан сформулировал собственную концепцию «Ислама в Европе». Согласно ему, главная задача мусульман Европы - с одной стороны, сохранить свою исламскую идентичность, с другой стороны, стать полноценными европейцами. Основное препятствие на пути к интеграции мусульман в европейское общество – господство бинарного подхода «Я-Чужой» как со стороны мусульман по отношению к европейцам, так и при анализе жизни мусульман европейцами. Искаженное восприятие друг друга является причиной непонимания и отторжения с обеих сторон. Т. Рамадан отмечает, что конфликтным потенциалом обладает не столкновение цивилизаций, а столкновение восприятий. Поэтому, менять нужно не ислам и не ценности европейской цивилизации, а сознание людей, через которое преломляются указанные традиции. На его взгляд, процесс переосмысления должен осуществляться в трех направлениях. Первое – рефлексия над собственной идентичностью, второе – аксиологическая проблематика, каковы наши ценности, третье – плюрализм. Вопрос об идентификации для Т. Рамадана занимает центральное место, поскольку позволяет ответить на вопрос «Кто Мы?». От ответа на этот вопрос уже зависит, какие наши ценности, каковы наши ориентиры.

«Кто Мы?». На этот вопрос можно адекватно ответить, если переосмыслить прошлое. В частности, является ли европейская цивилизация чисто христианской. Т. Рамадан утверждает, что помимо христианских корней в европейской цивилизации присутствуют мусульманские корни и колыбелью современной Европы является скорее Андалусия, а не Греция и Рим. Так Ницше и Шопенгауэру предшествует Ибн Рушд, а Аль-Газали выдвинул концепцию сомнения задолго до Декарта. Таким образом, корни европейской цивилизации являются мультикультурными. Наша идентичность носит мультикультурный характер. В своей книге «Манифест новых «Мы»» Т. Рамадан указывает, что новые «Мы» - это люди разных культур, религий, которым предоставлена равная свобода выражения.

Каковы наши ценности? Т. Рамадан считает, что ценности человеческого достоинства и прав человека нельзя связывать лишь с западной цивилизацией. Это универсальные ценности, которые можно найти в разных религиях и культурах, они являются фундаментальными и для ислама.

Каковы наши ориентиры? В процессе ответа на этот вопрос Т. Рамадан разворачивает философию плюрализма, согласно которой общество должно основываться на мультикультурных основаниях, учитывать всё многообразие культур, религий, строиться на открытости, уважении к другим ценностям, на умении слушать другого. Диалог между людьми разных культур, религий, убеждений должен стать основной формой их сосуществования. Однако Т. Рамадан выступает против принципа терпимости к другому, считает его недостаточным для мультикультурного общества. Необходима не просто терпимость, а уважение к другому, которое означает знание друг о друге. Уважение к другому должно сопровождаться способностью критически относиться к своей культуре.

В целом, как отмечает Т. Рамадан, в европейском обществе нет серьезных препятствий, мешающих мусульманам оставаться самими собой. Мусульманам стать полноценной частью европейского общества мешает не ислам, а отношение к нему. Мусульмане должны пересмотреть свой подход к исполнению предписаний ислама, к наследию ислама с учетом специфики общества, в котором они живут. Универсальные принципы ислама могут не просто найти себе место в европейском обществе, но и обогатить его. В книге «Быть европейским мусульманином» Т. Рамадан показывает, что четыре принципа принадлежности к исламу открыты для всех: религиозная практика и духовность, понимание священных текстов, образование и передача знаний, действие и участие. Мусульмане должны сочетать глубокую веру с критическим мышлением, что позволит им выбраться из «интеллектуальных и социальных гетто», в которых они сейчас пребывают и интегрироваться в европейское общество.

Однако, путь разработки отдельного от остальных мусульман «фикха меньшинств» Т.Рамадан считает неправильным, поскольку это является продолжением того же бинарного восприятия, но уже в рамках мусульманской традиции.

Мусульманский ученый считает необходимым направить усилия на разработку этического измерения ислама, исламской этики, в её применении к различным областям современной жизни. Исламская этик, адаптированная к условиям европейского общества будет не отгораживать, а наоборот помогать интегрироваться в общество и внести свой вклад в «этику гражданства».

5. Европа и вызовы мультикультурализма.

Проблема идентичности современной Европы: кризис христианства и усиление мусульманского присутствия. Исламизация Европы или европеизация ислама: различные позиции. Основные факторы, способствующие распространению ислама: вера, демография, отношение к своему наследию. Феномен европейцев, принявших ислам. Вопрос об интеграции мусульман в европейское общество: историко-культурные и социальные аспекты проблемы. Возможность интеграции мусульман в европейское общество: исследовательские прогнозы.


Тезисы к теме.

Проблема идентичности современной Европы встает в связи, во-первых, с кризисом христианства и постепенной утратой его как идентификационной стратегии европейцев, во вторых, с широкими миграционными процессами, приводящими к быстрому росту мусульманского населения Европы. О кризисе христианства говорят пустующие храмы Римско-католической церкви, а также отсутствие словосочетания «христианские основания» в преамбуле Европейского конституционного договора. О значительном мусульманском присутствии в Европе позволяют говорить следующие данные. Самая крупная мусульманская община в Европе находится во Франции и составляет от 5 до 7 млн. человек (10% от общего числа населения), ислам здесь является второй по численности религией страны после католицизма. Многочисленные мусульманские общины действуют в Германии (4 млн.), Великобритании (1,7 млн), Италии и Голландии ( по 1млн.) Значительные мусульманские общины присутствуют во всех европейских странах.

В связи с этим исследователи ставят вопрос об исламизации Европы, о постепенном превращении Европы в мусульманскую страну - Еврабию. В качестве факторов исламизации Европы выделяют веру, демографию и отношение к своему наследию. В Европе наблюдается забвение христианских корней, пустующие храмы. В противоположность этому, приверженцы ислама являют пример глубокой религиозности, следованию исламу как образу жизни, религии, традиции, о чем свидетельствует переполненные мечети. Важную роль играет демографический фактор. Упадку рождаемости среди европейцев противостоит высокая рождаемость мусульман. Значительное место занимает и отношение к своему наследию. Европейцы перестали гордиться своей историей, традицией, обычаями, перестали уважать свое прошлое, а значит и самих себя. Мусульмане, напротив, ревностно следуют своим традициям. Соответственно, усиливается привлекательность ислама, в том числе и для европейцев. Растет численность коренных европейцев, принявших ислам. Так во Франции их численность составляет уже более 50 тысяч человек.

В связи с этим встает вопрос в историческом и современном контекте: есть ли в нынешней Европе с её более или менее христианскими корнями места для ислама или ислам и европейская цивилизация исключают друг друга?

Первую позицию можно обозначить как позицию отторжения ислама, т.е. антиисламскую. Её ярким выражением являются слова итальянского политолога Дж. Сартори, который полагает, что «ислам – крайность, наиболее далекая от европейского мышления из-за своего теократического видения мира. Его заповеди противоречат принципам плюралистической системы. Интеграция его приверженцев крайне сложна» Соответственно, необходимо спасти идентичность европейского государства-нации от внешней угрозы со стороны глубоко чуждой исламской культуры./С.Хенкин Мусульмане в Испании: проблемы адаптации//Мировая экономика и международные отношения, 2008, № 3/

Следующая позиция, исходит из того, что «несмотря на конфликты и различия, ислам всегда был частью Европы, и одним из ее конституирующих элементов. Подтверждением этому может служить Мавританская арка на внешней апсиде собора в Монреале. Она находится в аркаде, в центре колоннады, колонны которой выполнены в арабском стиле, с имитацией пальмовых листьев. Величайшая исламская мечеть в Кордове, построенная в VIII ст., напоминает колоннадой крепости романской архитектуры, и привлекает великолепными мозаиками в беспримесно византийском стиле. Поэтому весь средиземноморский мир средневековья – и мусульманский, и христианский, стал общим наследником древнего Рима»./ Sandro Magister Христиане, ислам и будущее Европы/ http://chiesa.espresso.repubblica.it Соответственно, Европа представляет собой цивилизацию, объединяющую греко-римо-христианские основы, которые не исключают, а скорее включают ислам. Значит, интеграция мусульман в европейское общество возможна, но необходимо предпринять два шага. Это реформа ислама изнутри, а также образование и просвещение мусульман.

Сегодня в европейских странах остро стоит проблема взаимоотношений коренного населения и иммигрантов-мусульман, проблема адаптации последних. В мировой практике можно выделить основные четыре модели.

Интеграция – полноправное участие переселенца в жизни принимающей страны при сохранении своих культурных традиций.

Ассимиляция – принятие иммигрантом новых обычаев и традиций и разрыв со старыми.

Отчуждение – отторжение переселенца коренным населением и ограничение его контактов с соотечественниками.

Маргинализация – отторжение иммигранта коренным населением и разрыв социальных связей со своей средой. (С.Хенкин Указ.соч.)


6. Политика европейских государств в отношении мусульманских меньшинств на современном этапе: разные модели.

Мусульмане во Франции: ассимиляционная модель. Мусульманские иммиграционные сообщества в Германии: сегрегационная модель. Политика Великобритании в отношении иммигрантов: плюралистическая модель. Современные проблемы интеграции мусульман в европейском обществе: от первого ко второму и третьему поколению иммигрантов. Феномен «новых мусульман» в Европе: неофундаментализм или вариант интеграции. Дискуссии о хиджабе. Хиджаб как маркер исламской идентичности. Вопрос о мечетях в Европе: исламизация общественного пространства. Дискуссии вокруг религиозного образования.

Тезисы к теме.

На современном этапе существуют следующие основные модели адаптации иммигрантов к европейскому обществу. Это германская сегрегационная модель, отделяющая население иммигрантского происхождения от германских граждан. Английская плюралистическая модель, принятая в 1985 году, состоит в признании государством в рамках национального сообщества различных общин, имеющих право жить в своем кругу, сохраняя свои традиции и ценности. Это модель соответствует концепции мультикультурализма.

Французская ассимиляционная модель адаптации мусульман восходит к колониальной практике XIX века, когда и была разработана политика ассимиляции. Ассимиляция предполагает такую адаптацию иммигрантов, когда они фактически отказываются от своей прежней идентичности и усваивают ценности и особенности поведения, присущие французам. Во Франции до 1988 года, как отмечает Деминцева Е.Б., «и правые, и левые рассматривали «ассимиляцию», «интеграцию», «включение» как взаимозаменяемые понятия». Однако результаты этой ассимиляционной модели оказались неоднозначными и не принесли желаемых результатов. Результаты полевого исследования Деминцевой Е.Б., в ходе которого интервьюировались девушки из магрибской среды, показали, что ислам продолжает занимать важное место в их жизни. Исследователь выделила три группы девушек: те, кто отказался от ислама как религии предков, те, кто слепо подчиняется законам ислама, чтобы не идти на конфликт с семьей, те, кто приняли ислам осмысленно как личный выбор. Даже первой группе, сложно жить без прошлого, без ислама как традиции своего народа. В то же самое время, исследователь подробно анализирует группу девушек осмысленно следующих исламу не просто как традиции, а как религии. Для этих девушек ношение хиджаба - добровольный выбор и сами они нацелены на получение хорошего образования, возможность играть активную роль в жизни французского общества. В указанном случае принадлежность к исламу не является препятствием к интеграции, а возможно способствует более успешной интеграции. По мнению исследователя, начинают меняться акценты в понятии «интеграции», возникают новые формы интеграции, когда для иммигранта становится не обязательно уподобление европейцам: «Девушки, демонстрирующие свою принадлежность к исламской культуре, но при этом стремящиеся стать полноправными членами европейского общества, являются представителями именно этого нового типа европейской интеграции». Появился в Европе новый тип мусульманина, «мусульманский активист», который одновременно считает себя мусульманином и европейцем. Эти мусульмане стремятся к тому, чтобы ислам был признан в публичной сфере европейских государств как демократических. Мусульманские активисты, к которым можно отнести и указанного выше Тарика Рамадана, ведут целенаправленную деятельность на пути признание ислама: строительство мечетей, молельных комнат, возникновение новых организаций, нацеленных на диалог с обществом и властями, такие как «Союз молодых мусульман» и «Молодые мусульмане Франции» во Франции, британское движение «Молодой мусульманин» и многие другие. Их цели можно выразить следующими словами: «Мы требуем реализации нашего права, записанного во Французской конституции, свободно практиковать нашу религию, а также, будучи полноправными гражданами, вносить свой вклад в общенациональное дело строительства во Франции нового общества: мирного, толерантного и братского…». («Ислам в Европе.-М., 2009, с.126-127) С этими новыми мусульманами связывается вопрос об образе европейского ислама. В целом, третье поколение иммигрантов соблюдают религиозные предписания более строго, чем старшие поколения. Они отстаивают своё право на исламскую идентичность и, исходя из этого, действуют в социальном, культурном, политическом плане в европейском обществе. Исследователи оценивают их в спектре от признания неофундаменталистами до оценки в качестве примера успешной интеграции.

В этой ситуации хиджаб становится не просто данью традициям религии предков, а результатом свободного выбора вероисповедания, маркером исламской идентичности, стремящейся к признанию европейским обществом. Поэтому, вопрос о хиджабе вызвал острые дискуссии и оценку, с одной стороны, как нарушение принципа светскости, а с другой, как нарушение права на свободу вероисповедания. Помимо хиджаба, в последние годы в европейском обществе развернулись споры о строительстве новых мечетей. В частности, швейцарское общество выступило на референдуме против строительства мечетей. Дело в том, что мечеть для мусульман не только культовое сооружение, куда приходят молиться, совершать обряды, но «общественное место», имеющее не только ритуальное значение, но воссоздающее общинный образ жизни религиозного меньшинства в масштабах квартала или города. Это главный элемент визуального, видимого проявления ислама. Поэтому, для мусульман строительство мечетей – это признание ислама в публичном пространстве, а для коренных горожан - это постепенная исламизация общественного пространства. В европейских странах исламские организации продвигают программы исламского обучения в государственных школах. Так, например, Австрия уже с 1983 года имеет опыт актуального мусульманского обучения, в Германии с 1980-х годов все земли со сравнительно большой численностью детей из семей иммигрантов разработали программу дополнительного обучения таких детей на родном языке в рамках предмета «Исламская культура». На современном этапе продолжается обсуждение вопросов исламского обучения по инициативе Центрального совета мусульман Германии, который выдвигает свои проекты и стремится к их внедрению в государственных школах (Ислам в Европе и России. – М., 2009, с.19-34)

Данная тенденция, выражающаяся в стремлении к включению в гражданское общество и даже политическую жизнь европейских стран проявляется и в возникновении множества исламских ассоциаций, причем не только местного или регионального уровня, но и национального и транснационального. Как отмечает исследователь В. Амиро, происходит смена центров религиозной жизни, из молитвенных домов в публичную сферу - гражданское общество и политику (Ислам в Европе и России. – М., 2009, с.39).


Литература:

1. Бибикова О.П. Мусульмане в странах Старого Света

2. Деминцева Е. Мусульманские иммигрантские сообщества во Франции //Россия в глобальной политике, 2008, № 5

3. Ислам в Европе и России: сб. статей.- М.: Изд. Дом Марджани, 2009

4. Кудрявцев А. Мусульмане во Франции//Россия и мусульманский мир, 2002, № 11

5. Р. Курбанов Четыре принципа методологии фикха меньшинств

6. Р. Курбанов Правовая логика мусульманских меньшинств

7. Луис Б. Ислам и Запад.- М.: ББИ, 2003.

8. Г. Мирский Европа и мусульмане

9. Лекция Рамадан Т. Лекция, прочитанная в Санкт-Петербургском университете, на факультете международных отношений, 12 ноября 2007г. См. личный сайт Тарика Рамадана

10. Хенкин С. Мусульмане в Испании: проблемы адаптации//Мировая экономика и международные отношения, 2008, № 3

11. Магистер Сандро Христиане, ислам и будущее Европы

На главную