Бекзатова Б.Б.

Англо-американские отношения и Лондонская конференция 1930 года.

 

К списку аспирантов

 

Взаимоотношения между Соединенными Штатами и Великобританией составляли один из основных факторов международной политики в межвоенный период. Острые конфликты между англосаксонскими державами сочетались с выработкой общей линии поведения при урегулировании наиболее значимых международных проблем. Противоречия держав в известном смысле носили глобальный характер, что определялось несоответствием их международных позиций реальному соотношению сил: бесспорное преимущество США в финансово- экономической сфере и лидерство Великобритании в области политической. Стремление Америки расширить свою экономическую экспансию, используя политику «открытых дверей», наталкивалось на глухое сопротивление Англии, владевшей огромной колониальной империей. Лондонская встреча 1930 года в этом плане была очередным раутом борьбы англосаксонских держав.

21 января 1930 года в Вестминстере, в палате лордов, английский король торжественно объявил о начале работы Лондонской конференции пяти держав по вопросам морских вооружений. Соединенные Штаты, Британская империя, Франция, Италия и Япония решили окончательно определить границы строительства своих военных флотов. Известная французская журналистка тех лет Женевьева Табуи охарактеризовала встречу, как «самую скучную их всех конференций этого века». Долгих 87 дней заседаний проходили в нудных препирательствах адмиралов и политиков по поводу каждой тонны водоизмещения, каждого ствола корабельной артиллерии. Несмотря на то, что работа конференции протекала в обстановке секретности, острые противоречия и разногласия держав так и не удалось скрыть и в результате «морское» соглашение 22 апреля 1930 года подписали только США, Великобритания и Япония.

И в Америке, и в Англии инициаторы встречи восхваляли достижения конференции, будто бы добившейся устранения соперничества в морских вооружениях между тремя державами, практического разрешения проблемы паритета, экономии средств вследствие отсрочки строительства линкоров, сокращения предполагавшихся строительных программ по другим категориям судов, установления различных технических правил и, наконец, общего соглашения о методе ограничения морских вооружений. С другой стороны, несомненно, заключенный договор позволял участникам использовать все возможности военно-морского строительства, что, в свою очередь, не ограничивало, и не устраняло возможностей англо- американского морского соперничества.

Новый морской договор устанавливал следующий суммарный тоннаж в категории крейсеров, эсминцев и подводных лодок: для Британской империи- 541.7, Соединенных Штатов- 526.2 и Японии- 367.05 тысяч тонн. При относительном равенстве военно-морских сил англосаксонских держав Япония получала право увеличить свой флот по сравнению с флотами Англии и США до 60% по тяжелым крейсерам, 70% по легким крейсерам и эсминцам и 100% по подводным лодкам. Принятое соглашение, в той или иной мере, удовлетворяло все заключившие договор государства: Япония добилась правового признания своей возросшей военно-морской мощи; администрация США смогла формально узаконить паритет в морских вооружениях с Британией; Англии удалось реализовать свои цели в тех положениях договора, которые ограничивали строительство тяжелых крейсеров - приоритетного для Соединенных Штатов и Японии класса военных кораблей.

 В целом «Лондонский компромисс» знаменовал собой победу умеренных и либеральных сил: существенно (в 1.5 раза) сокращались морские вооружения, четко определялись ограничительные пределы военно-морского строительства, впервые осуществлялась комплексная программа, охватывавшая все категории военных судов. Вместе с тем, следует отметить и очевидные недостатки принятых соглашений: отказ Франции и Италии участвовать в процессе «морского разоружения», отсутствие в соглашении упоминаний о качественных параметрах военно-морского флота (скорость, дальнобойность корабельной артиллерии и др.). Тем не менее, Лондонский договор стал заметным шагом вперед на пути ограничения гонки морских вооружений.