Главная Абитуриентам Студентам Наука Кафедры Лаборатории Электронная библиотека Совет деканов  
Публикации кафедры истории стран ближнего зарубежья

Бой с тенью

А.В.Власов, заместитель заведующего кафедрой истории стран ближнего зарубежья (Исторический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова)

Победа Нурсултана Назарбаева на президентских выборах в Казахстане – событие, которого ожидали не только сторонники Президента, но и его противники. Такое заключение можно сделать, проанализировав ход избирательной кампании 2005 года с точки зрения тактики, выбранной главными кандидатами от оппозиции Жармаханом Туякбаем и Алиханом Байменовым.

За последние годы процедура парламентских и президентских выборов на всем постсоветском пространстве превратилась в виртуальный процесс, не связанный каким-либо образом с реальными предпочтениями электората. Конкурентная борьба между властью и оппозицией ведется в информационном пространстве, распределение голосов избирателей, по большому счету, решающей роли не играет. Власть обладает ресурсом "счетного" контроля, а оппозиция при любом раскладе сил имеет возможность заявлять о нарушениях и фальсификациях.

В этом случае, успешность реализации тактической линии противников режима зависит от сочетания двух ключевых факторов – слабости верховной власти и наличия харизматического лидера в рядах самой оппозиции. Роль третьего фактора – внешней поддержки (финансовой и информационной) не является столь очевидной, поскольку на примере последних событий в Азербайджане становится понятно, что интересы основных международных "игроков" не связаны с системной дестабилизацией политической ситуации в странах Закавказья и Центральной Азии, и на смену "цветным" революциям приходит стратегия "мягкого" давления.

На момент проведения президентских выборов в Казахстане оппозиция не обладала достаточным ресурсом, ни по одной из перечисленных выше позиций. Прежде всего, А.Байменов и Ж.Туякбай являются частью той системы, которую на протяжении многих лет создавал в стране Н.Назарбаев. Лидер партии "Ак жол" возглавлял Администрацию Президента, затем – министерство труда и социальных отношений. Ж.Туякбай перешел в ряды оппозиции только осенью 2004 года, а до этого занимал пост генерального прокурора Казахстана и одного из сопредседателей "партии власти" – "Отан".

"Команда" Ж.Туякбая была сформирована из бывших правительственных чиновников высокого ранга: А.Сарсенбайулы, министр информации и посол в РФ, О.Жандосов, первый заместитель премьер-министра и министр финансов. Сходную картину можно наблюдать в избирательном штабе А.Байменова. Проправительственные СМИ еще в период парламентских выборов 2004 года били в эту болевую точку оппозиции. В 2005 году образ "оппозиционера-экс-госчиновника" стал тиражироваться печатными и электронными СМИ в совершенно несоразмерных дозах. Запускались "слухи" (впрочем, не исключено, что информация вполне реальная) о возможном возвращении в правительство ряда оппозиционных лидеров после завершения избирательной кампании. Несомненно, что значительная часть протестного электората именно по этой причине не видела в Байменове и Туякбае реальной альтернативы Н.Назарбаеву.

К тому же т.н. "младоказахи": Байменов, Сарсенбайулы, Абилов, Жандосов до начала 2005 года входили в состав единого "Ак жола" и раскол в партии, сопровождавшийся взаимными упреками и обильным "черным PR-ом" вряд ли способствовал росту доверия к оппозиционным кандидатам.

Решение А.Байменова самостоятельно идти на президентские выборы окончательно похронило идею создания единого оппозиционного блока. Весенний раскол в "Ак жоле" – не только следствие борьбы политических амбиций оппозиционных лидеров, но и отражение разных подходов к формированию контрэлиты казахстанского общества. Байменов отверг идею включения партии "Ак жол" в движение "За справедливый Казахстан", стремясь сохранить независимость в принятии ключевых решений, в том числе и по такому стратегически важному вопросу как отношение к Президенту и президентскому окружению. Поэтому многие эксперты посчитали, что А.Байменов действовал по прямому указанию со стороны властей и весь конфликт внутри "Ак жола" был инициирован президентской администрацией.

Попытка выдвижения Ж.Туякбая единым кандидатом от оппозиции также вызывает много вопросов. Нынешний лидер движения "За справедливый Казахстан", в качестве функционера партии "Отан", выступал в ходе избирательной кампании 2004 году как объект насмешек со стороны оппозиционной прессы - косноязычность, отсутствие харизматических качеств, ошибочное выстраивание телевизионного имиджа. Все эти черты сохранялись и на новом этапе политической карьеры Ж.Туякбая, что продемонстрировали телевизионные дебаты накануне выборов. В таком случае, какова логика этого решения? Почему Туякбай, а не, допустим, Сарсенбайулы?

Наиболее распространенная версия гласила, что своему выдвижению Туякбай был обязан высокому родовому статусу представителя Старшего жуза, а также родственным связям с одним из наиболее авторитетных в Казахстане политиков и предпринимателей Н.Балгимбаевым. Однако как совершенно справедливо отмечает политолог Л.Адилова "единый кандидат от оппозиции сформировался в кулуарах парламента" и никогда не был публичным политиком. Сложные конфигурации родовых, жузовых, "семейных" связей работают, как правило, на уровне кулуарных интриг, но президентская избирательная кампания способна публично высветить несамостоятельность и зависимость политика от своего явного и скрытого окружения. Именно так и произошло с Ж.Туякбаем.

А.Байменов также не является образцом харизматического лидера. Ему более подходит образ кабинетного политика. В тоже время лидер "Ак жола" представил избирателям предвыборную платформу, которую можно считать образцовой с точки зрения краткости и информационной насыщенности. Проблема заключалась в том, что не вполне понятна целевая аудитория, к которой эта программа была обращена. Ее главный пункт касался ограничения сроков исполнения обязанностей президента страны - один срок на пять лет; сужения сферы президентских полномочий до вопросов, которые касаются внешней политики государства, обороны и территориального устройства страны. Кроме того, Байменов предлагал перейти к выборности акимов и переподчинить Генерального прокурора, ЦИК и Счетную палату парламенту страны. Однако все эти вопросы обсуждаются в рамках Национальной комиссии по вопросам демократизации и власти декларируют готовность к продвижению в сторону расширений функций парламента страны.

По сути, ни Байменов, ни Туякбай не сумели представить программы кардинально отличные от платформы самого Н.Назарбаева. По меткому замечанию одного из казахстанских политологов: "создается впечатление, что предвыборные платформы основных кандидатов в президенты были написаны одним человеком, но у Назарбаева это перечень реализуемых программ, а у оппозиции набор благих пожеланий". Остается один главный лозунг – власть должна уйти, поскольку она коррумпирована, недемократична и неэффективна. Но, по-видимому, личности претендентов на власть внушают населению страны еще меньше доверия.

Конечно, среди противников нынешнего Президента Казахстана есть человек, имеющий необходимые качества публичного политика и обладающий при этом довольно высокой степенью личной популярности. Это Галымжан Жакиянов, экс-аким Павлодарской области, отбывающий ныне наказание в колонии-поселении. Жакиянов на данный момент наиболее последовательный и бескомпромисный оппонент Н.Назарбаева, имеющий к тому же репутацию невинно пострадавшего за свои политические убеждения человека. Возможно, что следующий избирательный цикл окончательно закрепит за Г.Жакияновым статус лидера казахстанской оппозиции, но в таком случае, помимо имиджа "страдальца", ему необходимо сформулировать программные установки кардинально отличные от тех, которыми оперируют нынешние кандидаты на высший пост в государстве.

Будет ли оппозиция проводить массовые акции протеста после оглашения итогов голосования? Такой вариант развития событий представляется вполне возможным. В этом случае центром напряженности может стать Алматы, что, впрочем, снижает эффективность подобных шагов, поскольку наиболее действенными бывают послевыборные митинги и акции протеста в столичных городах. Также последуют обязательные для постсоветских выборов обращения к международным организациям и Госдепартаменту США. Однако при громадном разрыве по числу голосов между первым и вторым местом вряд ли подобные шаги могут привести к серьезным последствиям для властей страны. Хотя, скорее всего, ОБСЕ даст негативную характеристику организации выборов.

Поражение кандидатов от оппозиции на президентских выборах в Казахстане это не только показатель общественной поддержки Н.Назарбаева. В значительной степени это результат очевидных слабостей самого оппозиционного движения, которое сделало шаг назад даже в сравнении с парламентскими выборами 2004 года, когда в условиях жесткого информационного и административного прессинга со стороны властей демократическое движение "Ак жол" сумело опередить партию Д.Назарбаевой "Асар".

В Казахстане, несомненно, существует реальная оппозиция Н.Назарбаеву. Это люди, которые недовольны социальной и религиозной политикой властей. Это влиятельные представители региональных и финансовых элит, оказавшиеся отстраненными от политических и экономических рычагов управления. Это, в какой-то мере, часть ближайшего окружения самого Президента, обеспокоенная усилением внутренних "конкурентов".

Однако в силу разных причин эта оппозиционность носит "скрытый" характер. Публичными же оппонентами Н.Назарбаева выступают, как правило, "обиженные" чиновники и бизнесмены. Если вспомнить историю создания движения "Демократический выбор Казахстана" и партии "Ак жол", то и тогда, в 2000-2001 гг., оформление оппозиционных сил произошло как ответ на попытку Рахата Алиева монополизировать бизнес, принадлежавший влиятельным политикам и предпринимателям. Назвать подобную модель "системной" вряд ли возможно. Скорее речь может идти о стремлении сохранить действующую модель управления страной, но только без Н.Назарбаева, и, что еще важнее, без членов его "семьи". Заявления о том, что в Казахстане есть люди, готовые полностью разрушить действующую систему управления, избирателей, похоже, не убедили.

Очевидно, что данный этап развития оппозиционного движения в Казахстане завершается. Какой будет "новая оппозиция"? – станет ясно в самом ближайшем будущем.

05.12.2005.