Главная Абитуриентам Студентам Наука Кафедры Лаборатории Электронная библиотека Совет деканов  
Публикации кафедры истории стран ближнего зарубежья
Оригинал статьи на Полит.ру

Высшая лига казахской политики состоит из одного человека

Интервью с Алексеем Власовым

В ближайшее время эксперты ожидают окончательного объявления о проведении выборов президента Казахстана 4 декабря 2005 года. Среди кандидатов – неизменно занимающий этот пост с момента обретения страной независимости Нурсултан Назарбаев, есть однако и реальная оппозиция его режиму. Обрисовать расстановку основных сил мы попросили заведующего сектором Центральной Азии, заместителя заведующего кафедрой Истории стран ближнего зарубежья истфака МГУ, кандидата исторических наук Алексея Власова. Интервью взяла Юлия Фабрицкая.

Как бы Вы описали общую ситуацию в Казахстане перед выборами?

Сначала о предыстории – коллизии со сроками выборов. Формально точкой отсчета можно считать начало июля 2005 года, когда Валерий Котович, депутат мажалиса (это нижняя палата Парламента Казахстана), направил в Конституционный совет Казахстана запрос в отношении того, что 41 и 94 статьи Конституции вступают в противоречие друг с другом. После последних выборов президент Нурсултан Назарбаев вступил в должность 20 января 1999 года, а избирается президент в Казахстане сроком на 7 лет, поэтому формально срок его пребывания в должности истекает, соответственно, в январе 2006 года. А по другой статье Конституции, выборы президента Казахстана происходят в первое воскресенье декабря, поэтому образуется промежуток в 11 месяцев, когда конституционность пребывания Нурсултана Назарбаева на посту президента можно было бы поставить под сомнение. Когда этот запрос депутата был направлен в Конституционный совет, почти сразу же президент заявил, что подчинится любому его решению.

В течение почти двух месяцев Конституционный совет над этим запросом работал, в итоге его председатель Игорь Рогов огласил решение, из которого следует, что при соотнесении этих двух статей Конституции приоритетным должно являться положение, которое касается сроков выборов президента исходя из даты вступления в должность. Следовательно, выборы должны быть проведены в первое воскресенье декабря, но не 2006, а 2005 года, то есть уже спустя несколько месяцев с момента оглашения решения Конституционного совета.

Правда, в своем выступлении на Национальном телевидении Назарбаев затронул вопрос о возможности наложения президентского вето на решение Конституционного совета. Однако этим заявлением он, скорее, дезориентирует оппозицию и демонстрирует полную уверенность в том, что независимо от сроков проведения избирательной кампании победа останется за ним. Большинство экспертов с недоверием относятся к возможному вето со стороны Назарбаева и назначению даты новых выборов на декабрь 2006 года. На мой взгляд, выборы пройдут в декабре 2005 года. Итоговое решение по этому вопросу можно ожидать в ближайшие две-три недели.

Депутатский запрос и работа Конституционного совета – это внешняя сторона вопроса, за ней стоит, конечно, давно готовившееся решение президентской администрации, о котором, как в плохом детективе, знали уже все – как оппозиция, так и провластные партии. Поэтому особого ажиотажа в период с момента подачи депутатского запроса до принятия Конституционным советом решения никто не проявлял – всем было ясно, что выборы, конечно же, состоятся в декабре 2005 года, и все действия президентской стороны с определенного момента были уже по сути дела подготовкой к предстоящим выборам.

Почему было принято решение провести выборы в 2005 году?

Самое очевидное – то, что, конечно, президентская сторона на данный момент имеет много больше шансов на победу, нежели оппоненты Нурсултана Назарбаева. Экономическая ситуация в стране сейчас достаточно благоприятна – по последним данным, в первом полугодии 2005 года идет почти десятипроцентный рост ВВП. Экономика развивается в основном благодаря высоким ценам на нефть и спросу на продукцию металлургических предприятий республики.

Президентское послание этого года было сдвинуто на два месяца раньше, по сравнению с обычным сроком, – Назарбаев огласил его в феврале. Продекларированное в нем увеличение пенсий в два раза и набор других социальных мер явно можно трактовать в русле последующего решения о проведении выборов именно в декабре 2005 года.

Опираясь на благоприятную экономическую ситуацию, в дальнейшем от исполнительной власти требовалось только одно: создать благоприятное политическое поле для реализации проекта – переизбрания Нурсултана Назарбаева на очередной семилетний срок в качестве президента Республики Казахстан.

Сразу хочу сказать, что, конечно, не следует преувеличивать успехи казахской экономики, – как и во всем Центрально-азиатском регионе, там далеко не доминирует число людей с высоким уровнем дохода. Однако экономические реформы в Казахстане шли успешнее, чем в сопредельных странах, и даже России тут было чему поучиться (конечно, применительно к масштабам страны – все-таки бюджет там небольшой в абсолютных цифрах).

На чем вообще держится экономика Казахстана?

Для Казахстана традиционны такие отрасли, как нефтедобыча, черная металлургия, добыча угля и газа.

Нужно обязательно отметить, что, конечно же, в стране присутствует существенная разница в уровне доходов между районами более и менее благополучными в экономическом плане. Астана – это столица, Алма-Ата – исторически-культурный и интеллектуальный центр Казахстана, но есть и так называемый "пояс бедности" (как его называют некоторые оппозиционные издания) вокруг Алма-Аты, есть районы, в которых нет большого количества промышленных объектов. И это тоже накладывает отпечаток на большее недовольство правительством, чем, предположим, в столичных центрах. Хотя и здесь нельзя провести точную типологию, поскольку Алма-Ата, допустим, традиционно оппозиционнее, чем столичная, чиновничья Астана, хотя уровень дохода алмаатинцев достаточно высокий.

Какие бы Вы выделили основные политические силы в Казахстане?

Понятно, что, как и в каждой центрально-азиатской стране, при любом правителе (даже если брать Узбекистан, о котором мы уже говорили, или Туркменистан) всегда существуют оппозиционные силы. В Казахстане наиболее четкий срез оппозиционного движения мы наблюдали на выборах в парламент еще в 2004 году. На тот момент главной оппозиционной партией страны была "Ак жол" (в переводе на русский язык это "Светлый путь"). По своим декларациям, это партия демократической направленности, которая ориентируется на класс собственников, представляя интересы крупного и среднего бизнеса, но активно использует в своих предвыборных заявлениях популистские лозунги – например, пропорциональное распределение среди населения страны доходов, получаемых от продажи нефти. Любопытно сочетание либерально-экономических программных установок и популистских лозунгов, обращенных к населению страны. В руководстве этой партии на постах сопредседателей были известные не только в Казахстане фигуры, такие как, допустим, Алтынбек Сарсенбаев – бывший посол в Российской Федерации. На период проведения парламентских выборов прошлого года, что интересно, несмотря на свой оппозиционный статус он был назначен министром информации в правительстве Даниала Ахметова. В руководство партии входили Ораз Жандосов, Булат Абилов. Иногда наши СМИ называют последнего "казахским Ходорковским", имея в виду, что он один из крупнейших бизнесменов страны, и при этом против него было возбуждено уголовное дело за неуплату налогов. На самом деле, он политик популистского плана, "системной" и интеллектуальной составляющей в его действиях и поступках заметно меньше, чем у Ходорковского. Четвертым сопредседателем партии был Алихан Байменов.

Все эти политики в разное время входили в состав правительства (по-моему, кроме Абилова), были достаточно близки к президенту и в какой-то момент вступили в конфликт с самим Назарбаевым или с частью его окружения (в основном эти конфликты относились к периоду 2000-2001 года, когда в Казахстане развернулись олигархические войны).

Вторая часть оппозиции – это оппозиция более радикальная, представленная, в частности, Демократическим выбором Казахстана (ДВК). В чем разница? В том, что лидеры "Ак жола", будучи выходцами из назарбаевской "системы", изначально, как мне кажется, сохраняли клиентско-патронажные отношения с частью назарбаевской администрации, возможно, рассчитывая на то, что возвращение во власть в той или иной форме произойдет.

Но были люди, которые изначально заняли более непримиримую, более радикальную позицию по отношению к окружению Назарбаева, они и образовали Демократический выбор Казахстана. Возможно, что к этому их подтолкнули конкретные обстоятельства. Я назову два имени: это Галымжан Жакиянов, бывший аким Павлодарской области, и видный представитель политической и бизнес-элиты Мухтар Аблязов. Впоследствии оба они попали под уголовные дела. Жакиянов отсидел несколько лет, сейчас он переведен, насколько я знаю, в колонию-поселение. Аблязов тоже был арестован, но поговаривают, что он дал личное обещание Назарбаеву не участвовать в большой политике, уехал в Москву, принимал участие тут в строительных проектах, совершенно внезапно незадолго до объявления срока выборов вернулся в Алма-Ату и вошел в руководство одного из крупнейших банков страны "Туран Алем". После того, как Жакиянов оказался в тюрьме, а Аблязова "отжали" из политики, новым лидером ДВК стал Асылбек Кожахметов, который ездил на Украину во время событий оранжевой революции, во всех крупных изданиях оппозиционных появлялись его фотографии с Ющенко, в общем – делал себе пиар на цветных революциях, показывая этим то, что ДВК – это настоящая оппозиционная сила.

Отдельный любопытный момент – на выборах в парламент 2004 года ДВК шел в блоке с коммунистами, старейшей партией Казахстана, которую возглавляет Серикболсын Абдильдин. Представьте себе, если бы в России на выборы шел блок СПС и Компартии Зюганова. Вот, в Казахстане такая конфигурация стала возможна, поскольку общим политическим полем стало неприятие политики Н.Назарбаева. В итоге парламентские выборы блок ДКВ-КПК проиграл, ни одного места в мажалисе они не получили

"Ак жол" получил довольно большое количество голосов, проиграв только по партийным спискам правительственной партии "Отан" и обойдя даже партию Дариги Назарбаевой (она шла на выборы отдельным политическим проектом – партией "Асар", в переводе "Всем миром"). Формально было объявлено, что "Ак жол" набрал второе по числу голосов место по партийным спискам, но представители самой партии заявили, что результаты выборов фальсифицированы, а Сарсенбаев сразу же заявил, что покидает пост министра информации.

В этот момент (а выборы были осенью) человек из ближайшего окружения Назарбаева, бывший Генеральный прокурор Казахстана, бывший спикер мажалиса и один из руководителей партии "Отан" Жармахан Туякбай заявил, что больше не может терпеть те фальсификации, которые наблюдаются со стороны окружения Назарбаева, в том числе и фальсификацию выборов, и перешел в лагерь оппозиции. Он возглавил движение "За справедливый Казахстан", которое сразу начало претендовать на то, чтобы осуществить консолидацию всех оппозиционных сил.

К началу 2005 года казалось, что оппозиция переходит в наступление, что власть будет вынуждена выдумывать какие-то оборонительные конструкции, чтобы притушить рост авторитета и влиятельности оппозиции.

Но произошло обратное. Власть переходит в решительное наступление. В январе 2005 года по судебному решению была фактически прекращена деятельность ДВК – это был первый ход. Затем, в самом начале весны 2005 года, произошел раскол "Ак Жола". Трое из четырех сопредседателей (Сарсенбаев, Жандосов и Абилов) склонялись к тому, чтобы превратить "Ак Жол" в одну из структур, входящих в блок "За справедливый Казахстан". Или, по крайней мере, на базе этого движения консолидировать все оппозиционные силы, выдвинув Туякбая как единого кандидата от оппозиции на предстоящих президентских выборах. Алихан Байменов расценивал "Ак Жол" как самостоятельную силу, которая может выступать партнером по отношению к другим оппозиционным движениям, но в рамках оппозиционного спектра должна сохранять свою самостоятельность, политическую независимость.

Вторым фактором раскола стали межличностные отношения, которые в среде казахской оппозиции играют очень большую роль. В частности, это конфликт между Байменовым и Сарсенбаевым, который, пока шла подготовка к парламентским выборам, всячески ретушировался, но в начале 2005 года выплеснулся наружу. Тогда произошел раскол партии. Байменов сохранил за собой бренд "Ак жол", хотя основные финансы партии были, как я уже говорил, у Абилова, а трое оставшихся сопредседателей сформировали партию под названием "Настоящий Ак жол" – все-таки для избирателя узнаваемость какая-то должна быть.

Судя по всему, они готовы к тому, чтобы поддержать Туякбая как единого кандидата от оппозиции, а Байменов, которого поддержала значительная часть региональных организаций партии, пока еще не заявил о том, какова будет позиция "Ак жола" по отношению к выдвижению единого оппозиционного кандидата.

Таким достаточно простым способом администрация президента и его окружение сумели расколоть ведущую оппозиционную структуру страны. Стороны конфликта, естественно, друг друга обвиняют в связях с президентской администрацией, но факт остается фактом: вместо реальной консолидации оппозиционных сил последовал раскол, подобный случившемуся еще в 2004 году в Коммунистической партии, которая тоже разделилась в канун выборов на две части. Тут слишком много совпадений, чтобы признать это не закономерностью, а случайностью.

Какую роль играет семья Назарбаева?

Недавно производились опросы общественного мнения в Казахстане на предмет определения наиболее популярных и известных политиков республики (я знаю результаты июньского опроса – более поздние не смотрел). На первом месте и по известности, и по перспективности стояла Дарига Назарбаева. Туякбай шел на втором месте. Но в этом опросе не была задействована фигура самого президента.

Уже одним этим подчеркивалось, что высшая лига казахской политики состоит из одного человека – это президент Назарбаев. А все остальные игроки создают фон этой политике. По крайне мере, в настоящий момент. Поэтому говорить, каким образом члены семьи влияют на политический курс, на предвыборную ситуацию достаточно сложно.

Создается такое впечатление, что как только окружение Назарбаева начинает действовать самостоятельно, ситуация сразу как-то выходит из-под контроля, потому что окружение не очень однородное. Каждый из кланов внутри семьи претендует на какую-то исключительность своей позиции, а Назарбаев старается их уравновешивать, то есть формировать схему равноудаленности всех ключевых членов семьи, не отдавая предпочтения кому-то из них. Как только в 2001 году усилились позиции мужа Дариги Назарбаевой Рахата Алиева – а он занимал очень видные посты в Комитете национальной безопасности Казахстана, в службе охраны президента, – сразу начались очень острые конфликты: со стороны Рахата Алиева была сделана попытка отобрать очень выгодные бизнес-проекты, многие из основателей ДВК испытали на себе давление именно со стороны Алиева. Когда этот политический кризис уже вышел на страницы интернет-изданий и печати и скрыть его уже было невозможно, Назарбаев, спустя некоторое время, отправил Алиева на дипломатическую службу в Вену, хотя в тот момент его многие называли, чуть ли не будущим преемником Президента. Это показывает, что на самом деле до последнего момента нельзя будет сказать, кто преемник.

То есть сейчас у Дариги нет президентских амбиций?

Я думаю, что здесь речь идет о другом: в отличие от многих своих родственников, Дарига – человек очень осторожный, и как раз она-то, может быть, имеет президентские амбиции – не случайно все-таки партия "Асар" действительно была раскручена буквально за несколько месяцев, накануне парламентских выборов. И это притом, что существовала уже партия "Отан", руководителем которой был ее отец. То есть на выборах она "конкурировала" с собственным отцом. Это значит, что определенная доля самостоятельных политических амбиций, а может быть, и очень значительная, у нее есть. Но как осторожный человек Дарига будет действовать сейчас так, как подсказывает логика установок ее отца. А логика, видимо, такова: не работать первым номером, не выказывать раньше времени чрезмерных амбиций, потому что это чревато, а постепенно зарабатывать авторитет, потому что семилетний срок – это все-таки достаточное время, чтобы провести операцию "Дарига Назарбаева – будущий президент Казахстана".

Дарига Назарбаева как руководитель партии делает заявления в последние несколько месяцев (например, на съезде "Асар" в июне 2005 года), из которых следует, что она прекрасно понимает, что на политический климат в Казахстане влияют цветные революции и что это влияние неизбежно. По ее мнению, одна из составляющих цветных революций – это расширение политического поля в странах Центральной Азии, то есть включение в политику тех сил, которые по той или иной причине (силой или иными какими-то средствами) из этого процесса были ранее исключены. Она высказывает предложения, пока еще не конкретизированные, но бьющие в одну точку: создание переговорной площадки между различными силами, движениями, которая позволила бы осуществить вовлечение в политический процесс и оппозиционных сил, не прибегая к каким-либо радикальным методам и средствам.

А у самого президента по этому поводу какое мнение?

Сам президент по этому поводу высказался ясно. Есть орган под названием НКВД – это Национальная комиссия по вопросам демократизации, в которой как раз должны участвовать представители всех политических сил страны, в том числе и оппозиционных. Комиссию возглавил один из видных президентских чинов, секретарь Совета безопасности Булат Утемуратов. Комиссия вырабатывает рекомендации, которые потом должны приниматься к рассмотрению в структурах законодательной власти, допустим, о статусе судей, о внесении поправок в Конституцию относительно расширения полномочий парламента и т.д. Но основные оппозиционные партии эту комиссию бойкотируют, они считают ее неэффективной, просто органом, с помощью которого выпускают пар.

Как я понимаю, Дарига, видимо, говорит все-таки о более реальном участии представителей оппозиции в выработке каких-то практических решений на законодательном уровне, которые бы могли действительно показать, что власть прислушивается к мнению оппозиции, потому что сейчас парламент полностью пропрезидентский, по-моему, "Ак жол" даже не использовал свои мандаты, то есть не стал участвовать в работе Мажалиса. Хотя Байменов должен был, по итогам выборов, идти в Мажалис, но, по-моему, в силу определенных обстоятельств оппозиция этот мандат даже не востребовала. Поэтому у нее и нет реальной возможности предлагать и реализовывать наиболее конструктивные предложения. Отсюда идея создания проекта альтернативной Конституции. И эту ситуацию, я думаю, Дарига прекрасно осознает.

А с другой стороны, последнее время мы видим, что начинаются гонения на неправительственные организации – подготовлен целый ряд законопроектов об усилении государственного контроля за деятельностью иностранных и международных некоммерческих организаций на территории Казахстана. Это очень важный пакет законопроектов, он принят Мажалисом 29 июня 2005 года, но был отправлен президентом на проверку в Конституционный совет. Это как раз действия власти, направленные на предотвращение той роли неправительственных организаций, которую они сыграли, например, в ходе подготовки революции в Киргизии. То есть предполагается очень жесткий контроль за любыми мероприятиями, осуществленными за счет средств, предоставленных международными организациями, иностранными юридическими лицами и так далее (Конституционный совет к настоящему моменту признал этот пакет неконституционным, дальнейшая судьба законопроектов пока неясна – прим. Полит.ру).

Еще один пример: тому же Туякбаю на основании представления алма-атинской прокуратуры предъявлены очень серьезные претензии в отношении якобы начала незаконной предвыборной агитации – пока Мажалис официально не объявит дату проведения президентских выборов, агитация начинаться не может. Тоже очень хитро, потому что вместе с Туякбаем, чтобы придать этим претензиям видимость большей объективности, аналогичные претензии были предъявлены к руководителю русской общины Казахстана Юрию Бунакову, к атаману Союзу казаков Семиречья Владимиру Овсянникову – власть действует против своих оппонентов далеко не примитивно, а придавая этому характер законных требований, якобы одинаковых для всех. Я бы сказал, такие чисто восточные хитрости.

Какие внешние игроки задействованы в Казахстане? Россия, Китай, США?

Казахстан – стратегически важный партнер и для России, и для Китая. Тем более в свете тех изменений, которые происходят в Центрально-азиатском регионе в последнее время.

Назарбаев, конечно, стремится по возможности вести самостоятельную игру, в том числе и на международной арене. Но есть один фактор, который очень сильно, как мне кажется, повлиял на досрочное проведение президентских выборов. В 2006 году должны завершиться слушания в американских судах по так называемому "Казахгейту" – обвинению Нурсултана Назарбаева в том, что он при помощи американского консультанта незаконно получал средства от посреднических операций по продаже нефти. Слушания идут уже несколько лет, в Интернете много сайтов, посвященных "Казахгейту", но в 2006 году эти слушания должны быть завершены. И итоги их могут быть не очень приятны для Назарбаева. С помощью этих слушаний американская сторона отчасти давит на Назарбаева.

Сравнительно недавно президент Буш призвал Назарбаева обеспечить справедливые выборы, напомнив при этом, что прошлые парламентские выборы наблюдателями от ОБСЕ были признаны не соответствующими демократическим стандартам.

При этом, на мой взгляд, тут возможны варианты. Американцам не очень выгодна смена власти в Казахстане, потому что Туякбай – фигура относительно новая, его потенциал и самим американцам не вполне понятен, тем более что речь идет о выходце из той же самой элиты, которая была вскормлена Назарбаевым. А нестабильность в этом регионе – это, конечно, большие потери для крупных американских корпораций (там огромные интересы американского нефтяного бизнеса). Но держать постоянно на поводке, подергивая время от времени, – это, конечно, в традициях американской дипломатии в регионе, и не только по отношению к Казахстану.

То есть американцы не будут открыто и явно поддерживать оппозицию?

Понимаете, Назарбаев, по оценке одного из своих политических советников Ермухамета Ертысбаева, наберет на выборах не менее 70% голосов или около того. То есть даже с учетом механизма фальсификации, если предполагать, что процесс выборов будет недостаточно демократичным, все-таки нет у Назарбаева оппонента, который бы был сопоставим по влиянию на население страны. Его рейтинг настолько выше, чем у любого другого потенциального кандидата в президенты, что тут можно будет оспорить определенное количество нарушений, но не то, что Назарбаев получил поддержку большинства населения Казахстана. И потом, это ведь не Киргизия – по масштабам страны. Казахстан по территории, по-моему, занимает девятое или десятое место в мире. То есть мобилизовать какое-то протестное движение с юга на север, как в Киргизии, будет очень сложно.

А вообще смена власти там возможна?

Я уже боюсь такие прогнозы делать, но, как мне кажется, если власть не будет допускать каких-то уж совсем глупых ошибок, то ситуация – по крайней мере, в ближайшее время – останется под ее контролем.

А каковы интересы России?

Для нас Назарбаев – это фигура более чем устраивающая. Тем более – Дарига Назарбаева, которая, как я понимаю, настроена достаточно пророссийски. Это те фигуры, на которых, в общем-то, наше присутствие в центрально-азиатском регионе базируется. И на них оно будет опираться в перспективе. При всех критических стрелах, которые иногда идут в адрес руководства Казахстана со стороны нашей прессы, все-таки нужно признать, что это наиболее последовательные союзники по отношению к России – в хорошем смысле этого слова.

Время от времени поднимается вопрос о правах русского населения в Северном Казахстане. Но опять-таки это вопрос полемики, и такие взаимные уколы не носят такого системного характера. Между любыми соседями всегда возникают какие-то трения. Но Казахстан в любом случае должен восприниматься как стратегический партнер.

Кроме того, и представители оппозиции, например, Байменов и Жандосов – это люди европейски образованные, с очень высоким интеллектуальным потенциалом. Жандосов – выпускник экономического факультета МГУ. Там вообще МГУ сильно представлен в политической элите: Ертысбаев, политический советник президента, – выпускник кафедры истории КПСС Исторического факультета МГУ, Дарига Назарбаева защищала на истфаке кандидатскую диссертацию. Это люди, которые, как мне кажется, все-таки стремятся к тому, чтобы вести политику и политическую борьбу по определенным правилам.

В какой степени они ориентированы на Россию?

Ораз Жандосов недавно приезжал, выступал на одной из конференций здесь, в Москве, он был приглашен со стороны оппозиции. Слушая его, я не уловил каких-то антироссийских флюидов. Их раздражает ориентация российского руководства на поддержку правящей власти, но отторжения, антироссийского настроя я не слышал.

То есть тут Россия будет поддерживать некий статус-кво, при этом не наживая себе врагов?

Почему, в конечном счете, Россия поддерживает того же Назарбаева? Потому что любая смена власти чревата непредсказуемыми последствиями, нужно заново устанавливать, менять уже годами нарабатывавшиеся связи – старый друг, как известно, лучше новых двух. Хотя я знаю, что как только вы это интервью опубликуете, сразу начнутся отклики, что я недооцениваю роль США в регионе, что все это борьба между Россией и США и т.д.

Я бы добавил еще, что в ближайшее время в регионе будет играть очень активную роль Китай. В этом я глубоко убежден.

Экономическую или политическую?

Роль пока экономическую, но в дальнейшем, в рамках того, что наращивает мускулы и китайская экономика, и китайская политика, непредсказуемо, каким образом сложатся дальнейшие отношения и политика Китая в этом регионе.

Как я понимаю, пока идея Китая – это создание в рамках ШОС (Шанхайской организации сотрудничества) структуры, которая бы противостояла американским интересам в азиатском регионе.

А Назарбаеву и Казахстану выгодно сотрудничество с Китаем?

Что думает Назарбаев, понять очень сложно. Но то, что он думает глубоко стратегически, это ясно. Он человек достаточно умудренный, искушенный опытом политик. Поэтому, как мне кажется, будет максимально стараться действовать так, как он действовал в последние годы существования СССР, – ведь он же правит страной фактически с 1989 года. И когда есть страны, противоборствующие друг с другом в регионе, – предположим, Китай и Соединенные Штаты, – Назарбаев до последнего момента будет стремиться свои окончательные приоритеты не показывать. Но все-таки, я думаю, что в большей степени он будет склоняться именно к восточному варианту. Потому что они ближе и понятнее.

Кроме того, американцы этим судебным преследованием показывают, что да, мы миримся с существованием вашего режима, но он недемократичный, и у нас есть в папочке компромат не только на вас, но и на всех членов вашей семьи. Что неприятно, тем более человеку восточному и в возрасте.

30 августа 2005.