Главная Абитуриентам Студентам Наука Кафедры Лаборатории Электронная библиотека Совет деканов  
Публикации кафедры истории стран ближнего зарубежья

Казахстан накануне выборов

В первое воскресенье декабря 2005 года в Казахстане пройдут президентские выборы: имя победителя, по-видимому, безошибочно назвать уже теперь. Впрочем, ситуация эта довольно типична для современной политической истории страны. В президентских выборах 1 декабря 1991 г. единственный кандидат Н.Назарбаев получил 98,8% голосов при явке 88,2%. В ходе президентских выборов 1999 г. сколько-нибудь значимо (кроме Н.Назарбаева, набравшего в целом по Казахстану 79,78% голосов) выступил только коммунист С.Абдильдин (11,7% голосов).

В 2005 году, в течение всего предвыборного периода, руководство Казахстана уверенно контролировало ситуацию в стране. По опросам общественного мнения Н.Назарбаев пользуется поддержкой от 70 % до 75% населения. Сформировано благоприятное отношение к ходу избирательной кампании со стороны международного сообщества. Даже противники президента Казахстана признают, что его победа на выборах ожидаема и очевидна.

Властным структурам удалось мобилизовать политические ресурсы всех основных проправительственных партий: "Отана", "Асара", Гражданской партии и Аграрной партии Казахстана. Дополнительному расширению электоральной базы способствовало включение в коалицию поддержки Н. Назарбаева организаций русских общин Казахстана и умеренных националистических групп на основе движения Кайрата Сатыпалды.

Формально избирательному штабу Н.Назарбаева удалось сгладить углы во взаимоотношениях организаций, составляющих пропрезидентскую коалицию. Однако часть противоречий простым объединением в блок снять оказалось невозможно.

Аграрная и Гражданская партии контролируются одним из наиболее известных предпринимателей Казахстана А.Машкевичем, деловые интересы которого не раз сталкивались с интересами некоторых людей из окружения Назарбаева. В настоящее время сохранение стабильности политического режима отвечает задачам его "Евразийской группы" по защите собственного бизнеса от ожидаемого в случае смены власти передела собственности. Активное участие в коалиции на стороне Н.Назарбаева позволит ему также сохранить собственные позиции в случае изменения расстановки ключевых фигур в окружении президента.

Партия "Отан" традиционно используется на парламентских и президентских выборах как инструмент привлечения большего числа голосов. Фактически – это официальная "партия власти", и как таковая всегда пользовалась прямой "административной" поддержкой на всех уровнях. Собственные организационные возможности партии "Отан" ограничены. Членство в партии в подавляющем большинстве случаев носит формальный характер, практически отсутствуют эффективные первичные организации. Из всех политических структур, участвующих в процессе, "Отан", пожалуй, самая виртуальная и имеет туманные перспективы: она создана лично под президента и зависит от его воли, а в отсутствие выборов никак не развивается. К тому же в настоящий момент ее руководство существенно ослаблено разразившимся скандалом, связанным с переходом одного из бывших лидеров партии Ж.Туякбая в лагерь оппозиции. Нынешний исполняющий обязанности председателя партии Б.Жумагупов сильно уступает прежнему лидеру.

Впрочем, роль партии "Отан" в политической жизни страны может существенно возрасти в том случае, если руководство Казахстана в послевыборный период остановится на стратегии, связанной с расширением реальных полномочий парламента и постепенной эволюцией политического режима из президентского в парламентско-президентский. Такая "модель" – в случае если она будет избрана в отсутствии реального преемника – могла бы послужить опытом решения проблемы и для российских властей.

Лидер партии "Асар" Дарига Назарбаева является наиболее близким и доверенным лицом президента в ходе всей предвыборной кампании. По последним опросам общественного мнения, она является вторым после Н.Назарбаева политиком в Казахстане по степени узнаваемости, влиятельности и перспективности. Ее личные качества достаточно эффективно привлекают общественное внимание и позволяют приобретать новых сторонников из числа людей, не обладающих устойчивыми политическими ориентациями. Деятельность подконтрольных Д.Назарбаевой СМИ по освещению избирательной кампании была вполне адекватна поставленным задачам поддержания имиджа Казахстана как страны с демократическими традициями. Однако обратная сторона этой популярности выражается в том, что многие политики из президентского окружения рассматривали любые действия Дариги Назарбаевой в ходе избирательной кампании 2005 года через призму продвижения ее личных интересов и интересов Рахата Алиева, возвращающегося в активную политику.

Сложность положения Д.Назарбаевой заключается в том, что ее возможный статус преемницы президента признается далеко не всеми членами его окружения, и внешняя сплоченность команды Назарбаева не должна вводить в заблуждение относительно наличия серьезных противоречий внутри "семьи".

Появление Кайрата Сатыпалды, 36-летнего племянника Назарбаева, среди знаковых фигур президентского окружения в канун выборов ожидалось многими аналитиками. Кайрат Сатыпалды - лидер движения "Ак Орда", входит в число руководителей спецслужб Казахстана, и в последнее время рассматривается как один из вероятных преемников нынешнего главы государства. Примечательно, что Сатыпалды избрал для своего политического PR-проекта образ "просвещенного" националиста-патриота. Оказалось, что для современного казахстанского общества это вполне перспективное направление, позволяющее не только мобилизовать дополнительный электорат для Н.Назарбаева, но и заработать политический капитал для реализации собственных политических проектов.

Не менее важен вопрос о влиянии на выборный процесс местных властей. В политической системе Республики Казахстан институт акимов областей и городов республиканского значения играет одну из важных ролей. Особое "статусное" значение акимов регионов зафиксировано в Конституции и соответствующих законодательных актах, согласно которым данная номенклатурная группа политических госслужащих является представителями президента и правительства в регионах, возглавляя на местах исполнительные местные органы административно-территориальных единиц. Акимы регионов назначаются и освобождаются от должности президентом по представлению премьер-министра. В целом акимы областей и городов республиканского значения являются средоточием власти в регионе, определяя кадровую политику, регулируя взаимоотношения между основными участниками политической и экономической жизни, а также решая другие социально-экономические вопросы. Последние выборы депутатов маслихатов, прошедшие осенью 2003 года, а также выборы в Мажилис 2004 года продемонстрировали широкий уровень автономии региональных структур в принятии решений, касающихся выбора кандидатов и тактики проведения избирательных кампаний.

Кадровые перестановки, которые были произведены в акиматах, свидетельствовали о том, что власть ставила перед руководителями областных администраций не только задачу сбора голосов, но и максимально корректное проведение всей предвыборной кампании с точки зрения использования административного ресурса. В своих посланиях и публичных выступлениях Н.Назарбаев постоянно обращал внимание на необходимость обеспечения "прозрачности" избирательной кампании. Очевидно, что это делалось в расчете на то, чтобы выбить у оппозиции главный козырь, с точки зрения критики властей, – фальсификация выборов. Именно поэтому руководители аппарата управления на местах подбирались не только с точки зрения личной лояльности президенту, но также по их умению работать со СМИ и использовать новые технологии в обеспечении нужного результата на выборах. В итоге, акимы не в меньшей степени, чем по поводу приезда главы государства, были обеспокоены посещениями лидеров движения "За справедливый Казахстан" – каждый аким стремился дистанцироваться от "незваного" гостя и всячески показывал свою нелояльность по отношению к единому кандидату от оппозиции. Парадоксально, что, таким образом, вся республика узнала не только какие области посетил президент, но и где побывала оппозиция. В целом, акимы в достаточной степени влияли на ход избирательной кампании в регионах, но большее значение в определении их влиятельности играет степень их приближенности к главе государства, а также способности лоббирования интересов региона и влияние на процесс принятия политических решений. В ходе предвыборной кампании наибольшим влиянием обладали аким Алматы И.Тасмагамбетов, аким Астаны У.Шукеев, Аким Атерауской области А.Мусин, аким Восточно-Казахстанской области В.Храпунов, Аким Алматинской области Ш.Кулмаханов, аким Актюбинской области Е.Сагиндыков.

В то же время, несмотря на уверенные заявления президентского окружения и, в частности, Е.Ертысбаева о безусловной победе президента с огромным отрывом от оппозиционных кандидатов, обращает на себя внимание некоторая нервозность властей Казахстана, что проявилось в фактическом запрете на въезд в страну целому ряду российских политтехнологов и, напротив, ограничение на выезд из Казахстана для ключевых фигур избирательного штаба президента.

Оппозиционный лагерь на выборах был представлен двумя кандидатами в президенты. "Движение за справедливый Казахстан" возглавил бывший генеральный прокурор страны и бывший сопредседатель партии "Отан" Ж.Туякбай. Партия "Ак Жол" выдвинула в кандидаты своего лидера А.Байменова.

Большим успехом президентской администрации можно признать раскол в оппозиционном лагере, который окончательно оформился весной 2005 года и привел, с одной стороны, к разрыву между сопредседателями "Ак Жола" и обособлением партии "Настоящий Ак Жол", в руководство которого вошли А.Сарсенбаев, О.Жандосов и Б.Абилов, а с другой стороны, к фактическому отказу А.Байменова поддержать единого кандидата от оппозиции и снять свою кандидатуру с президентской гонки.

Ж.Туякбай рассматривается наблюдателями как наиболее серьезная фигура, оппозиционная Назарбаеву. Понимая, что победа действующего президента на выборах очевидна, Ж.Туякбай ставил задачу: набрать как можно большее число голосов, доказать наличие фальсификаций и подтасовок в ходе голосования. События последних недель убедительно доказывают наличие у оппозиции подготовленного сценария, в соответствии с которым представители Ж.Туякбая использовали любые средства для дискредитации предвыборной кампании президента. Главный аспект критики – это "неравные условия борьбы между кандидатами" и монополия действующего президента на использование СМИ в предвыборных целях.

Особенно громкой PR-акций стала голодовка редакторов оппозиционных изданий в конце сентября 2005 года. Еженедельно в оппозиционных изданиях появлялись открытые письма Ж.Туякбая Н.Назарбаеву, в которых он указывал на несправедливый характер ведущейся избирательной кампании. Логическим элементом этого сценария стали появившиеся слухи о возможном бойкоте выборов со стороны оппозиции и соответствующих обращениях к международным организациям с выражением протеста против действий властей Казахстана.

В послевыборный период оппозиция, в лице Ж.Туякбая будет, очевидно, разыгрывать карту непризнания итогов выборов со стороны Запада, но маловероятным представляется вариант, при котором будут использованы массовые акции неповиновения, как в отдельных регионах Казахстана, так и в целом по стране. Создается впечатление, что главным разработчиком упомянутого сценария является бывший министр информации и бывший посол в Российской Федерации А.Сарсенбайулы. А Ж.Туякбай все в большей степени превращается в фигуру декоративную, хотя и сохраняющую определенную самостоятельность действий и принятия решений. Стремительное выдвижение Туякбая в качестве главного оппозиционера было, не в последнюю очередь связано с его высоким "родовым" статусом – представителя Старшего жуза, что до настоящего момента оказывает существенное влияние на внутриэлитное позиционирование. Следует отметить, что Ж.Туякбай связан родственными узами с одним из самых влиятельных предпринимателей Казахстана, выходцем из Атырауской области экс-президентом "Казахойл" и экс-премьером Н.Балгимбаевым. Остается неясным, в какой степени представители Младшего жуза в лице Балгимбаева участвуют в политическом проекте Туякбая. Скорее всего, эта стратегия также определяется не ситуацией вокруг президентских выборов, а в большей степени ориентирована на послевыборный процесс. Тем более, что Балгимбаев связан родственными отношениями не только с Туякбаем, но и с бизнес-партнерами Тимура Кулибаева. Это дает основания некоторым экспертам считать, что переход Туякбая в оппозицию и его раскрутка как политической фигуры национального масштаба был инициирован частью окружения президента Казахстана. В тоже время политологи отмечают, что Туякбай не является харизматическим лидером, очевидна его слабость как публичного политика, ошибочность выстраивания телевизионного имиджа, что особенно проявилось во время теледебатов.

Решение А.Байменова самостоятельно идти на президентские выборы окончательно похоронило идею создания единого оппозиционного блока. Весенний раскол в "Ак Жоле" – не только следствие борьбы политических амбиций оппозиционных лидеров, но и отражение разных подходов к формированию контрэлиты казахстанского общества. А.Байменов отверг идею включения партии "Ак Жол" в движение "За справедливый Казахстан", стремясь сохранить независимость в принятии ключевых решений, в том числе и в отношении к президенту и к президентской власти, поэтому многие политологи считают, что А.Байменов действовал по указке со стороны властей, и его конфликт с другими сопредседателями "Ак Жола" был инициирован президентской администрацией.

Впрочем, расчеты на то, что Байменов будет играть на электоральном "поле" Ж.Туякбая могут не оправдаться. По мнению экспертов Центра, данные социологических опросов свидетельствуют скорее об обратном, и Байменов может отбирать потенциальные голоса не у Туякбая, а, скорее, у Н.Назарбаева. Впрочем, на конечный результат эта тенденция повлиять практически не может, и с большой долей вероятности можно сказать, что лидер "Ак жола" займет только третье место по результатам голосования 4 декабря.

Впрочем, успех оппозиции на выборах может быть отражен не в конкретном числе набранных голосов, а в результатах "скрытого" давления на президентскую администрацию, что может привести к кулуарным переговорам между оппозицией и властью через посредников, имеющих клиентско-партонажные отношения с оппозиционными лидерами, в частности, через Б.Утемуратова, возглавляющего в настоящий момент Национальную Комиссию по вопросам демократизации. Но и такой вариант развития событий кажется маловероятным. Возникает ощущение, что публичные фигуры оппозиции – это удобные для властей страны спарринг-партнеры, востребованные для создания видимости демократической процедуры выборов.

Исходя из подобной расстановки сил, нельзя исключать вариант, при котором ряд видных лидеров оппозиции могут быть после выборов возвращены в структуру исполнительной власти и получить достаточно высокие назначения, к примеру, в экономическом блоке правительства. Речь может идти, в частности, о самом А.Байменове, но, возможны, и совершенно неожиданные конфигурации, при которых очередное правительственное назначение получит А.Сарсенбайулы.

Руководство Казахстана стремится максимально ограничить степень влияния на ход президентских выборов в стране со стороны внешних сил. Знаковым событием стало появление публикации в журнале "Финанс" статьи о перспективах возможного объединения России и Казахстана в 2007 году. Ссылаясь на источник в кремлевской администрации, автор статьи указывал на приемлемость такого варианта для первых лиц России и Казахстана, которые могут использовать механизм объединения как надежный инструмент сохранения власти в руках правящей элиты.

Примечательно, что если в России это заявление вызвало бурные комментарии со стороны политиков и политологов, общая окраска которых носила негативный характер, то со стороны Казахстана реакция была озвучена только представителями МИДа и некоторыми экспертами, что показало неактуальность этого сюжета для политической элиты страны.

Нынешнее руководство Казахстана настроено в целом пророссийски, что касается не только экономической, но и политической составляющей вопроса. Однако политическую элиту страны явно раздражают некомпетентные высказывания ряда российских депутатов Госдумы и представителей экспертного сообщества, в которых существующий режим характеризуется как недемократичный и диктаторский. В то же время и оппозиция не стремится дистанцироваться от Москвы, что явственно показал последний визит в Москву О.Жандосова и его встреча с российским политологами. Но это скорее "имиджевый" ход, поскольку реальное отношение лидеров казахстанской оппозиции к российским властям прямо увязано с открытой поддержкой В.Путина нынешнего президента Казахстана.

Отношения с Соединенными Штатами продолжают оставаться достаточно сложными. Госдепартамент США признал процедуру парламентских выборов в Казахстане не демократичными и призвал не допустить фальсификаций результатов президентских выборов 2005 года. К тому же в 2006 году в Соединенных Штатах завершаются слушания по так называемому "Казахгейту", в ходе которого были предъявлены обвинения Н.Назарбаеву в получении взяток от американских нефтяных кампаний при посредничестве американского советника Д.Гиффена. Обвинительный приговор затруднит конструктивный диалог между США и Казахстаном. Госдепартамент США использует эту тему как инструмент политического давления на руководство Казахстана.

Европейский Союз, являясь одним из крупнейших экономических партнеров Казахстана, прежде всего в нефтегазовой сфере, заинтересован в сохранении стабильности в регионе. В то же время позиция Евросоюза по отношению к избирательной компании в Казахстане определялось намерением правительства Казахстана председательствовать в ОБСЕ в 2009 году.

Один из лидеров оппозиции Ораз Жандосов в качестве доверенного лица Ж.Туякбая неоднократно обращался к руководству ОБСЕ с указанием на то, что руководство Казахстана недостаточно привержено демократическим стандартам ОБСЕ и в ходе избирательной компании ставит кандидатов от оппозиции в неравные условия с действующем президентом Н.Назарбаевым.

Официальные представители ОБСЕ в своей реакции на обращение казахстанских оппозиционеров отмечали, что до настоящего времени "не ясно, является ли Казахстан в достаточной мере приверженным демократическим реформам и стандартам ОБСЕ". Это может означать, что представители европейских организаций увязывают возможность председательства Казахстана в ОБСЕ в 2009 году с ходом президентской избирательной кампании, ее чистотой, демократичностью и возможностью прямого диалога между официальной властью и оппозицией.

В последние годы заметную активность в Казахстане проявляет Китай. Активность эта носит преимущественно экономический характер и тесно связана с развитием нефтегазовой и металлургической промышленности Казахстана. Китайское руководство поддерживает Н.Назарбаева, как гаранта стабильности и преемственности в экономической политике и внешней торговле страны, но активность китайских предпринимателей вызывает определенное раздражение со стороны влиятельных фигур бизнес-элиты Казахстана. На сегодня только в Алматы проживает более чем 100-тысячная китайская диаспора, баланс китайского и казахского населения в приграничных районах уже более чем тревожен. При этом попытки противостоять этой тенденции малоэффективны, любые препоны преодолеваются с легкостью, вполне, впрочем, понятной, если учесть, что китайское проникновение является государственной политикой Китая, а не частным выбором проникающих малыми группами китайцев.

Суммируя сказанное, можно предполагать, что, по-видимому, международная реакция на переизбрание Н.Назарбаева в целом будет благожелательной.

Выводы:

1. Наиболее вероятным сценарием развития политической ситуации в Казахстане является победа на президентских выборах 2005 года Н.Назарбаева с большим отрывом от своих основных оппонентов.

2. Возможно, наблюдатели от СНГ и Азиатских стран не выявят каких-либо фальсификаций и нарушений в ходе голосования, а представители стран Запада укажут на недостаточно демократичный характер избирательной процедуры.

3. В интересах России сохранение политической стабильности как в самом Казахстане, так и в центральноазиатском регионе в целом. Поэтому победа Н.Назарбаева и сохранение преемственности власти внутри существующей элиты Казахстана соответствуют объективным задачам российской дипломатии.

4. Представляется, что Н.Назарбаев пока не определил кандидатуру своего возможного преемника, поэтому разговоры о какой-либо форме передачи власти "наследнику" в ближайшем будущем лишены оснований. Возможно, в Казахстане реализуется вариант перераспределения полномочий между исполнительной властью и парламентом страны, в результате которого интересы правящей элиты будут гарантированы не передачей власти какому-либо конкретному лицу, а доминирующей партии власти.

А. Власов, Н. Харитонова
Сектор Центральной Азии Информационно-аналитического Центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве.