Главная Абитуриентам Студентам Наука Кафедры Лаборатории Электронная библиотека Совет деканов  
Харитонова Н.

Энергетический «треугольник»: Россия – Казахстан – Украина

Рассматривать взаимоотношения России, Украины и Казахстан в энергетической сфере невозможно без учета политической составляющей. Без сомнения, если бы отношения между этими странами строились только на основе экономических интересов, они бы и выглядели совершенно по-другому. В данном случае "треугольник" – понятие весьма условное, – однако оно может быть применимо для описания характера связей между тремя государствами в системе "газово-нефтяных противоречий". В центре "треугольника" – каспийская нефть и проблемы развития нефтегазовой инфраструктуры.

Напомним, что еще в 1994 году был подписан контракт о нефтедобыче в азербайджанском секторе Каспия, который превратил этот регион в объект пристального внимания крупнейших компаний мира. США, к примеру, сразу же объявили каспийский бассейн зоной своих стратегических интересов.

Справка: Эксперты министерства энергетики США полагают, что общий экспорт нефти из Каспийского региона достигнет к 2015 году 200-230 млн. т. При ежегодной мировой добыче около 3 млрд. т. вклад Каспийского региона в добычу составит 7%, а в мировой экспорт – около 12%.

И если расположение Каспийского региона, точнее его недр, – это явление объективного порядка, то новые маршруты газопроводов и нефтепроводов – это чаще всего результат воздействия политического фактора.

Справка: Азербайджанскую нефть выгоднее всего транспортировать по российскому маршруту (нефтепровод Баку-Грозный-Новороссийск и далее в Средиземное море) и иранскому (нефтепровод Баку-Тебриз-Тегеран-Абадан к персидскому заливу). Маршруты через Турцию и Грузию менее выгодны. Однако именно турецкий маршрут в противовес интересам России, начал лоббироваться Штатами, в результате чего возник проект нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан, изначально абсолютно нерентабельный, т.к. для того чтобы проект окупался, необходимы объемы добычи, значительно превышающие те, которые могут дать азербайджанские месторождения. Дополнительные объемы для этого нефтепровода находятся на противоположном берегу Каспийского моря – в Казахстане. Казахстанскую нефть проще всего транспортировать по двум маршрутам: транскаспийскому с подключением к Баку-Тбилиси-Джейхан и уже построенному КТК (Каспийский трубопроводный консорциум) по территории России до Новороссийска. Изначально выгоднее было транспортировать сырье по КТК, однако Турция ввела ограничения на проход танкеров через Босфор, тем самым, ограничив пропускную способность КТК и убедив в необходимости строительства транскаспийского маршрута по дну Каспия. Однако у казахстанской нефти есть альтернативные пути – китайский на Западный Китай и трансафганский – к Индийскому океану, в котором, в частности, заинтересован и Туркменистан.

Таким образом, взаимоотношения между Россией, Казахстаном и Украиной в топливно-энергетической сфере строятся с учетом той "карты маршрутов", которая досталась этим государствам после развала СССР. Все последующие изменения в этой "карте" зависели от общей ситуации на энергетическом рынке, и, в первую очередь, от перемены вектора во внешнеполитической деятельности государств.

Аспекты развития энергетического сектора каждого из государств "треугольника" имеют свою специфику, рассмотрение которых поможет понять особенности взаимодействия между ними в данной области.


Россия. Россия делит первое место в мире с Саудовской Аравией по производству углеводородов. В 2000 г. по данным Статкомитета СНГ добыча нефти, включая газовый конденсат, составляла 324 млн.т, в 2001 – 348 млн. т, в 2002 – 380 млн. т, 2003 – 421 млн.т, 2004 – 459 млн.т. В декабре 2005 года Россия произвела 40,816 млн. тонн нефти. При этом среднесуточная добыча нефти выросла на 0,3% относительно ноября 2005 года. Экспорт российской нефти в страны дальнего зарубежья в 2005 году составил 204,081 млн. тонн (4,07 млн. баррелей в сутки), что на 12% превысило показатель 2004 года. Добыча газа составляла в 2000 г. – 584 млрд. куб.м, к 2004 она возросла до 632 млрд.куб м.

Вопросы транзита нефти и, особенно, газа в последние годы взяты в России под жесткий контроль. Здесь важно учитывать, что лишь 15% газа, идущего на экспорт, транспортируется в обход украинской территории, и этот факт является не последним в выборе направления "газовой" политики. Нет никаких оснований думать, что "Газпром", российский газовый монополист, смирится с появлением невыгодных для него схем поставки казахстанского газа на Украину. Кроме того, опыт российско-украинского сотрудничества свидетельствует о том, что поставки и транзит газа через территорию Украины сопряжены со значительными проблемами – несанкционированным забором газа из магистрали, задержкой оплаты и т.д. Всю остроту проблемы подтвердил и недавний "газовый кризис", привлекший внимание мировой общественности. Тем не менее, в 2006 г. Россия планирует прокачать через территорию Украины 121 млрд.куб.м газа.


Украина. Собственная добыча нефти на Украине в 2001 г. составляла 3,7 млн.т, эта динамика сохранялась до 2003 г., когда этот показатель вышел на уровень 4 млн.т, а в 2004 г. было получено 4,3 млн.т. Собственная добыча газа в 2000 г. составляла 17,9 млрд.куб.м, и возросла до 20,5 млрд.куб.м в 2004 году. Основные месторождения газа находятся в Полтавской области, Харьковской, на западе Украины, а также в Крыму, на шельфе "Черноморнефтегаз" – там ежегодно добывается около 1 млрд. кубометров газа. Эксперты полагают – на перспективу 2010-2015 года – что Украина сможет добывать собственный газ в объеме 23-25 млрд. кубов в год.

Однако на сегодняшний день, по данным Минтопэнерго, Украина потребляет ежегодно 75 млрд. кубометров газа. Правда многие полагают, что эта цифра – условная, настоящих данных не знает никто. Это особенно примечательно в свете загадочной пропажи в украинских подземных газохранилищах (ПХГ) 3,5 млрд. куб. м российского газа, о которой СМИ уже писали в начале весны прошлого года. Внятного ответа на вопрос, куда делся российский газ из украинских ПХГ, пока нет. Если пропавший газ так и не будет найден, украинской стороне, возможно, придется оплатить "Газпрому" потерю, купив у него неожиданно исчезнувший газ. По данным ряда СМИ, упущенную выгоду от невозможности продать часть этого объема в Европе можно оценить в $700-800 млн.

Украина постоянно озабочена проблемой диверсификации источников и маршрутов транспортировки энергоносителей. Украинский маршрут Одесса-Броды является естественным продолжением кавказско-черноморского пути в обход Босфора для возрастающих объемов нефти из стран Восточного Каспия и Азербайджана.

Справка: Нефтепровод Одесса-Броды длиной 667 км был построен в 2001 г. Первоначальная мощность – 9 млн.т нефти в год, которую можно увеличить до 40 млн.т. По нему предполагалось транспортировать каспийскую и казахскую нефть из порта Южный в западноукраинский город Броды, откуда – уже через нефтепровод "Дружба" – направлять ее в Восточную и Центральную Европу. Однако в течение трех лет маршрут Одесса-Броды не использовался из-за недостатка мощностей "Транснефти" и Каспийского трубопроводного консорциума (КТК), по другой версии – просто не было желающих транспортировать нефть по этому маршруту. Украина и США в начале октября 2003 года создали рабочую группу, которая была призвана способствовать транспортировке каспийской нефти по нефтепроводу. В этой ситуации как нельзя кстати оказалось предложение российской ТНК и ВР (на данный момент ТНК-ВР) об обратном (реверсном) использовании нефтепровода, т.е. прокачивать ежегодно 9 млн. т российской нефти в направлении из Брод в Одессу, а не казахской нефти из Одессы в Броды, как планировалось изначально. Таким образом предполагалось разгрузить нефтепровод "Дружба" и расширить круг контрагентов путем отправки российской нефти из Брод в Южный и далее перевозкой в Европу танкерами. Вопрос о реверсном использовании нефтепровода вызвал горячие споры в украинском руководстве, однако предложение ТНК и ВР было принято. Сегодня нефтепровод Одесса-Броды работает в реверсном режиме. В конце января 2005 года президент Украины В. Ющенко заявил о готовности Украины "развернуть" нефтепровод "Одесса-Броды" в прямом направлении. Это было, по-видимому, связано с тем, что в начале февраля Европейский инвестиционный банк заявил о своей готовности на специальных условиях профинансировать продление до Польши нефтепровода Одесса-Броды как приоритетного проекта для энергетической безопасности Европейского Союза. Средства этой инвестиции – 500 млн. евро. Для достройки этого участка нефтепровода (Броды-Плоцк) длиной 556 км мощностью 25 млн.т понадобятся около 3 лет и $600 млн. 10 октября 2005 г. тема достройки нефтепровода до Плоцка обсуждалась на встрече делегации европейских экспертов во главе с советником генерального директора Еврокомиссии по вопросам энергетики и транспорта Фоузи Бенсарса. Накануне глава "КазМунайГаза" впервые публично подтвердил заинтересованность Казахстана поставлять каспийскую нефть в Европу по украинским магистралям.

При этом важно иметь ввиду, что принятия решения по трубопроводу – в каком режиме его использовать – реверсном или прямом – прерогатива исключительно Украины. С экономической точки зрения выгоднее было загружать нефтепровод в реверсном режиме российской нефтью, а с политической – казахской в прямом. Последний вариант устраивает США, и ими же лоббируется. Пока возобладала экономическая линия, и трубопровод занят российским сырьем. Однако не исключено, что, пережив недавний кризис, ЕС все же обезопасят себя в энергетическом плане настолько, что "случайное выпадение" Украины из обоймы поставщиков мало что изменит, и тогда ориентация Украины на Европу и соответственно на российское сырье сменится на проамериканскую ориентацию.

Интересы Штатов в аверсном использовании кажутся достаточно очевидными, если учитывать долю американских кампаний в каспийских проектах и соответственно заинтересованность в увеличении прокачки каспийской нефти. Однако позиция России все же останется решающей. Эта точка зрения подтверждается и настроениями в украинской элите, полагающей, что Россия непременно попытается взять под полный контроль этот нефтепровод.

Правительство Украины с 2004 года повторяет, что решение об использовании нефтепровода Одесса-Броды в реверсном режиме является временным шагом, и что ведутся работы по формированию коммерческих и организационных предпосылок для транспортировки нефтепроводом легкой каспийской нефти в Европу, в том числе "КазМунайГазом", в аверсном режиме.

Справка: Постановление Кабмина Украины 831, принятое 5 июля 2004 года, снимает определение конкретного направления использования нефтепровода. Именно это дало возможность рассмотреть предложение ТНК-ВР о реверсном использовании нефтепровода Одесса-Броды в направлении Броды-Одесса МНТ "Южный".

В борьбе за свою энергетическую независимость украинские власти, судя по всему, собираются построить еще один НПЗ в стране – 6 октября 2005 года был подписан меморандум о строительстве НПЗ мощностью 8 млн.т в год и стоимостью $3 млрд. в Бродах Львовской области. Судя по всему, украинские власти рассчитывают, что НПЗ будет перерабатывать казахстанскую нефть, хотя этот вопрос по-прежнему остается открытым. При этом поговаривают, что этот проект может ждать будущее, аналогичное судьбе нефтепровода Одесса-Броды.

Справка: Поставки российской нефти на украинские НПЗ в 2004 году сократились на 2% по сравнению с 2003 годом. Поставки казахстанской нефти на украинские НПЗ в 2004 году сократились на 29,1% по сравнению с 2003 годом.

Соглашение между "Газпромом" и Казахстаном естественным образом обеспокоило украинский истеблишмент, и последовавший визит Н. Назарбаева на Украину стал итогом полугодовых переговоров Ющенко с Президентом Казахстана (речь, прежде всего, шла о строительстве газопровода из Туркмении через Казахстан в Европу). Фактически Украина рассчитывает стать ведущим оператором поставок казахстанского газа в Европу, тем самым снизив свою зависимость от энергетической политики России. В свете подписания контракта между "Газпромом" и Казахстаном это видится весьма затруднительным. Кроме того, все сводится к тому, что Украина не сможет закупать недостающий газ в Средней Азии без согласия "Газпрома".


Казахстан. Широкомасштабная добыча нефти и газа началась в этой стране после 1991 года. В сравнительно короткие сроки были достигнуты серьезные успехи в развитии отрасли, связанные с разработкой месторождения Тенгиз и реализацией проекта КТК. По данным Статкомитета СНГ добыча нефти, включая газовый конденсат, составляла в 2000г – 35,3 млн. т, в 2004 г. этот показатель вырос до 59,5 млн.т. Добыча газа за 4 года выросла в два раза и составила в 2004 году 22,1 млрд.куб.м. По прогнозам экспертов, Казахстан в скором времени станет одним из ведущих мировых экспортеров нефти, несмотря на то, что РК в принципе не является "нефтяным" государством в полном смысле этого слова. Рассматривая страны Евросоюза как основной рынок потребления своего сырья, к 2015 году Казахстан планирует довести добычу нефти до 150 млн.т в год (по другим прогнозам до 110-115 млн.т), к 2010 году добычу газа вывести на уровень 60 млрд.куб.м (по другим прогнозам до 45-50 млрд. куб.м). Прирост добычи будет, в частности, обеспечен за счет вывода на полную мощность Карачаганакского газоконденсатного месторождения в Западном Казахстане.

Справка: Проект по разработке Карачаганакского месторождения реализуется в рамках окончательного Соглашения о разделе продукции (ОСРП), заключенного между правительством РК и альянсом иностранных компаний в лице BG – 32,5% долевого участия, Аджип – 32,5%, ChevronTexaco – 20% и "Лукойл" – 15%. Данное соглашение было подписано 18 ноября 1997 г. сроком на 40 лет и вступило в силу 27 января 1998 г. Согласно условиям ОСРП, компания BG совместно с компанией Аджип являются единым оператором проекта.

В 2004 году отмечалось, что в результате реализации Программы развития газовой отрасли на 2004-2010 годы Казахстан войдет в число стран, обладающих крупнейшими в мире доказанными запасами природного газа и станет одним из трех основных производителей и экспортеров газа на территории СНГ. По информации Министерства энергетики и минеральных ресурсов, разведанные и оценочные запасы газа, сосредоточенные на 94 месторождениях, составляли на 2004 год более 3 трлн.куб.м.

В 2002 году поднимался вопрос о создании совместного предприятия для экспорта казахстанского газа в Европу – таким образом, Казахстан мог получить доступ к трубопроводам "Газпрома".

Усиление позиций государства в экономике страны в начале ХХI века оказало заметное воздействие на развитие нефтегазовой сферы. Казахстан начинает вести активную политику диверсификации рынка углеводородов, используя выгоды своего географического положения, приближенного к китайским, европейским и южноазиатским потребителям нефти и газа.

В принципе Казахстан стремится стать ключевым звеном по линии транспортировки углеводородов "Центральная Азия – Европа", "Центральная Азия – Китай". С этой точки зрения Казахстану весьма выгодно полноценное функционирование механизмов, предусмотренных ЕЭП, и использование нефтепровода Одесса-Броды в прямом режиме. Однако в переговорах с Украиной по этому вопросу Казахстан всячески старается избегать указаний на конкретные сроки. Таким образом, Астане приходится постоянно лавировать между Украиной и Россией, стремясь при этом соблюдать и свои интересы в энергетической сфере.


Теперь кратко рассмотрим основные проблемы во взаимоотношениях трех государств.

 

Россия-Украина. Достаточно долгое время Украине удавалось влиять на стратегические интересы России в энергетической сфере. Главная цель российской газовой политики состояла и состоит в том, чтобы увеличить рыночную долю российского газа. Для того чтобы достичь этой цели, "Газпром" должен обеспечить стабильность и надежность поставок газа. И вот тут Украина играет критически важную роль. "Газпром" зависит от Украины – и наоборот. Свыше 80% энергетических потребностей Украины удовлетворяются за счет поставок "Газпромом" туркменского газа (от 36 до 40 млрд.куб в 2004-2005 гг.) и части российского, а 85% экспорта "Газпрома" в Европу транспортируется через Украину. Любое осложнение отношений между странами грозит обернуться срывам экспортных контрактов. И в этих условиях создание газового консорциума виделся как взаимовыгодный акт, способный решить эту проблему. Напомним, что Украина рассматривает как реальную возможность тот факт, что после создания газового консорциума российская сторона естественным образом будет заинтересована в значительном сокращении "транзитных" издержек. Для Украины это означало бы потерю значительной части бесплатного газа. Однако, условия консорциума, созданного в 2002 г, в который входят всего две страны – Россия и Украина, не устраивают ни ту, ни другую стороны. По идее консорциум должен был заниматься реконструкцией и расширением этой системы, которая является основной для транспортировки российского газа в дальнее зарубежье. Однако украинская сторона не увидела ни одного достойного проекта, соответствующего этим целям, поэтому, похоже, в ближайшее время консорциум будет окончательно "похоронен". После смены власти на Украине новое правительство начало переговоры о возможном создании альтернативного консорциума с представителями зарубежных газовых компаний.

Однако сложности, сопровождающие процесс образования консорциума, стимулировали российскую сторону к поискам альтернативных путей транспортировки энергоносителей. Недавно построенный газопровод "Голубой поток" позволяет увеличивать поставки газа в Европу через Турцию (после модернизации соединения турецкой и греческой системы). Как альтернативные рассматриваются возможность увеличение прокачки газа через Белоруссию и активизация строительства Североевропейского газопровода по дну Балтийского моря – он должен соединить российскую газовую систему напрямую с европейской, что позволит поставлять европейским партнерам оговоренные объемы энергоносителей. Однако время сдачи Североевропейского газопровода приблизительно 2013-2015 год, а переговоры с Белоруссией относительно создания совместного российско-белорусского предприятия на базе государственной газовой кампании "Белтрансгаз" наталкиваются на множество трудностей. Таким образом, до сих пор вопрос транспортировки энергоносителей в Европу, так или иначе, во многом зависит и от позиции Украины.

Вместе с тем, изначально ожидалось, что в случае давления на Россию возможностью срыва экспортных планов "Газпрома", российская сторона максимально ускорит и активизирует деятельность в направлении получения контроля над украинским участком нефтепровода, в оптимальном варианте – над энергетической отраслью в целом, через некие политические инструменты. Однако, учитывая сложившиеся политические реалии, данная стратегия не может быть реализована.

В связи с этим российская сторона оказалась вынуждена реализовывать иные варианты решения проблемы в условиях, когда позиции Украины и России по поставкам газа максимально не совпадают. Ситуация усугубляется тем, что со стороны Украины постоянно раздаются упреки насчет национальной безопасности, стратегических интересов Украины, недопущения прямого влияния на внутреннюю политику другого государства, попытки шантажа проблемой Черноморского флота и т.п.

Для Украины единственной, но в некотором роде чисто гипотетической, альтернативой поставкам газа из России остается туркменский газ. Именно поэтому, опираясь на имеющиеся договоренности с Туркменистаном, "Нафтогаз Украины" мог "многое себе позволить" во время диалога с "Газпромом" даже в кризисный период решения газового вопроса. Однако уже сейчас многие аналитики говорят о том, что "Газпром" в ближайшем будущем может стать монопольным экспортером газа на украинский рынок, в том числе из Туркменистана. Однако в результате 25-летненго контракта подписанного "Газпромом" и ГТК "Туркменнефтегаз" российский монополист становится единственным экспортером газа на украинский рынок (туркменский газ законтарктован Киевом только до 2007 года). И эти надвигающиеся реалии Украине тоже придется учитывать.


Казахстан – Россия. Внешне российско-казахстанские отношения в энергетической сфере можно назвать безоблачными. Однако Казахстан явно не устраивает полная зависимость от России в вопросе транзита энергоносителей. Поэтому казахстанское руководство активно ищет альтернативные пути транспортировки углеводородов на рынок ЕС. И украинские маршруты в принципе могут стать реальной альтернативой нефтепроводам Баку-Тбилиси – Джейхан и Атасу – Алашанькоу.

Справка: Пакет соглашений по основному экспортному трубопроводу Баку-Тбилиси-Джейхан был подписан в ноябре 1999 года в Стамбуле президентами Азербайджана, Турции и Грузии при участии американской стороны. Таким образом, США, преследуя собственные геоэкономические интересы, стремятся вывести каспийскую нефть на Средиземное море через трубу протяженностью в 1730 км с пропускной способностью 50 млн.т нефти в год (общая стоимость проекта около $3,6 млрд.).

Однако, если учесть, что Штаты стремятся первым делом окупить нефтепровод, строительство которого финансировали и в работе которого крайне заинтересованы, то вряд ли они с легкостью отдадут часть нефти украинцам, которые при строительстве трубы Одесса-Броды рассчитывали, прежде всего, на азербайджанскую нефть. Баку, кстати, прямо заявили, что их нефти хватит только на Баку-Тбилиси-Джейхан.

Кроме того, активизировались грузино-российско-турецкие консультации вокруг идеи строительства нефтепровода Новороссийск-Супса-Джейхан. Таким образом, учитывая, что американцам все труднее справляться со все более усложняющейся политической обстановкой в регионе, России возможно удастся компенсировать потери, связанные с функционированием нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан.

Казахстан же, в свою очередь, несмотря на тесные отношения с Россией в энергетической сфере, все же стремится к тому, чтобы стать самостоятельным игроком на нефтегазовом поле. Этим отчасти можно объяснить и очередную серию обещаний, которую Назарбаев дал украинскому руководству относительно транспортировки сырья через их территорию в обход России. Можно сказать, что диверсификация рынка "по-казахстански" это ориентация на Россию как на главный транспортный коридор для нефти и одновременно, выход на рынки стран-потребителей нефти и газа для реализации самостоятельных проектов. Отсюда проистекают сложные многоходовые комбинации руководства Казахстана. Впрочем, и с российской стороны не следует ожидать "прозрачности" взаимоотношений.

В газовой сфере "Газпром" ведет активное сотрудничество с "КазМунайГазом" с 2002 г. Однако до сих пор не заключено ни одного долгосрочного договора между Россией и Казахстаном, по примеру уже существующих с Узбекистаном и Туркменистаном. Россия, видимо, не принимает во внимание важность этого документа для казахстанской стороны, потому как заключение такого договора во многом бы определило направление развития газовой отрасли в Казахстане. Существует, однако, вариант, что российское руководство делает это намерено, стремясь даже на этом уровне контролировать инициативы руководства "КаМунайГаза". Это, в свою очередь, позволило Казахстану еще раз подумать о необходимости выхода из-под влияния "Газпрома" и сделать ставку на развитие собственной инфраструктуры, либо в доле с иностранными кампаниями. Однако в нынешнем главном проекте – освоении Карачаганакского месторождения – "Лукойл" все же имеет значительную долю. В нефтяной сфере диверсификация экспортных путей сказалась, прежде всего, на проекте нового нефтепровода на Китай (как долгосрочная перспектива) и пока неудавшемся (одна из версий – по причине противодействия России) проекте нефтепровода от нефтяного месторождения Тенгиз на Каспии до российского черноморского порта Новороссийск, имеющий ключевое значение для американской компании Chevron. Что касается возможности прокачки казахской нефти по нефтепроводу Одесса-Броды, то в этом вопросе Казахстан столкнется с сильными конкурентами и, прежде всего, с имеющей сильного западного акционера компанией ТНК-BP.

Заметим, впрочем, что, по мнению большинства экспертов, необходимо разделять ситуацию с отношениями между Россией и Казахстаном в нефтяной сфере и вопросы сотрудничество в сфере газовой. Во втором случае система взаимных интересов имеет больше точек соприкосновения.


Казахстан-Украина. Отношения Украины и Казахстана в рассматриваемый нами период строятся исключительно на взаимных интересах в энергетической сфере. Приоритетное направление сотрудничества – транзит казахстанской нефти в Европу по украинской территории.

Справка: К примеру, в 2002 году в Казахстане добыто около 47.2 млн.т нефти, из которых 8,5 млн. т потреблено внутри страны, а остальной объем экспортирован, в т.ч. на Херсонский НПЗ – около 1,5 млн.т, а транзитом через территорию Украины – около 8 млн.т.

И сегодня Украина связывает свои надежды по диверсификации энергоносителей с Казахстаном, который, в свою очередь, является крупным потребителем украинских труб и оборудования для нефтегазовой отрасли.

Казахстанско-украинское сотрудничество носило поэтапный характер. По соглашению ОАО "Укртранснафта" и Казахстанской государственной нефтегазовой компанией "КазМунайГаз" в 2003г было создано предприятие "Транс-Юг" как оператор прокачки казахстанских объемов нефти нефтепроводом Одесса-Броды.

6 августа 2003 года Кабмин Украины принял Распоряжение "О подписании соглашения между Кабинетом Министров Украины и Правительством Республики Казахстан об условиях поставки казахстанской нефти в Украину и ее транзита по территории Украины". Этим Распоряжением утверждался проект соглашения, в соответствии с которым Украина стремилась пропускать через свою территорию всею нефть, идущую на экспорт из Казахстана.

В октябре 2003 года "КазМунайГаз" подтверждал заинтересованность в развитии сотрудничества в вопросах эксплуатации нефтепровода Одесса-Броды – "КазМунайГаз" "совместно с другими заинтересованными нефтедобывающими компаниями Казахстана готовы обсудить вопросы ввода в эксплуатацию нефтепровода в направлении Одесса-Броды в текущем году для транспортировки высококачественной казахстанской нефти на рынки Украины и Европы". Здесь же отмечалась заинтересованность казахстанской стороны в реализации проекта строительства нефтепровода Броды-Плоцк.

В ноябре 2004 года появились сообщения о том, что американская компания ChevronTexaco предложила украинской "Укртранснафте" использовать нефтепровод Одесса-Броды для хранения казахской нефти на случай загруженности Босфора, а не для ее транспортировки на европейские НПЗ, аргументировав это отсутствием "жизнеспособной с коммерческой точки зрения" альтернативы для прокачки нефти из Одессы на НПЗ в Чехии и Германии.

Справка: ChevronTexaco – четвертая в мире и вторая в США крупнейшая нефтяная компания с доказанными запасами нефти в объеме 12 млрд. барр. Компания является также одним из крупнейших добытчиков нефти в каспийском регионе.

В марте 2005г Представители Казахстана подтвердили исключительную заинтересованность в осуществлении транзита казахстанской нефти через территорию Украины на долгосрочной основе и выразили готовность относительно реализации общих проектов, направленных на развитие украинской нефтетранспортной инфраструктуры. Тогда же был достигнут ряд договоренностей, практическую реализацию которых должны будут осуществлять НК "КазМунайГаз" и НАК "Нафтогаз Украины".

Во время майского визита президента Украины Ющенко в Астану появились сообщения о том, что руководство Казахстана заявило о желании получить в собственность часть украинской нефтетранспортной системы и нефтеперерабатывающего производства за поставку Украине своей нефти. При этом подчеркивалось, что Казахстан не хочет обеспечивать украинское государство нефтепродуктами за спиной России. Украинская же сторона предложила диверсифицировать маршруты казахстанского нефтеэкспорта за счет подключения морских терминалов Украины. Стороны не исключили переключения части каспийской нефти, идущей на Новороссийск, с морского на железнодорожный транспорт для дальнейшей транспортировки через Украину. Тогда же было подписано рамочное соглашение о выделении украинской стороне месторождений для разработки и добычи нефти в Казахстане.

Примечательно, что накануне майского визита Ющенко в Астану, в то время премьер-министр Ю. Тимошенко заявляла о том, что Украине выгоднее закупать нефть не в России, а на международных рынках, например, казахстанскую, которая транспортируется по Черному морю, с дальнейшей доставкой ее на украинские НПЗ по нефтепроводу Одесса-Броды и сетям Приднепровских нефтепроводов.

В итоге, Казахстан после очередного "восторженного" заявления украинской стороны относительно почти начавшейся транспортировки казахстанской нефти по нефтепроводу Одесса-Броды, сообщал, что данный маршрут не является для него приоритетным. При этом подчеркивалось, что казахстанская сторона даст окончательный ответ только после того, как все проблемы между Россией и Украиной в энергетической сфере будут решены.

Вместе с тем, ноябрьский визит Назарбаева в Киев носил неоднозначный характер. С одной стороны президент РК заявил, что Казахстан готов стать полноправным участником достройки нефтепровода Одесса-Броды-Плоцк-Гданьск, при этом уверил, что проблем по доставке и объему нефти не будет, тем самым дав добро на создание украинско-казахстанского совместного предприятия по постройке 52-километрового дополнительного пути, который соединит нефтетерминал "Южный" с "Приднепровскими магистральными нефтепроводами". Этот участок будет использоваться совместно украинской и казахстанской сторонами. Кроме того, стороны проявили заинтересованность и к вопросу об увеличении грузопотока сырой казахстанской нефти и разжиженного газа в украинские морские порты, Казахстан выразил желание присоединиться к проекту интеграции нефтепроводов "Дружба" – "Адрия".

Сразу после визита Назарбаева на Украину Ющенко заявил о том, что украинская сторона готова начать достройку нефтепровода Одесса-Броды до Гданьска, аргументировав это тем, что и Польша, и Казахстан уже создали соответствующие общие структуры. Тут же в украинских источниках появились предположения о том, что в ходе встречи двух президентов были достигнуты окончательные договоренности о поставках каспийской нефти со ссылкой, в частности, на канал "Хабар". Здесь же говорилось о возможных источниках финансирования: ЕБРР, бюджет, часть средств, полученных от продажи ОАО "Криворожьсталь", Европейский инвестиционный банк. И здесь же указывалось на противодействие развитию указанного проекта, предполагающего прокачку каспийской нефти в обход России, со стороны российского руководства.

В декабре 2005 года опять появились сообщения о том, что казахстанская сторона готова транспортировать каспийскую нефть по украинскому нефтепроводу Одесса-Броды в Европу, для чего будет создано совместное предприятие. Здесь же главой "Укртранснафты" было высказано разочарование результатами эксплуатации трубы в реверсном режиме, начатой в 2004 году "под давлением российского нефтяного лобби". В январе 2006 г. во время инаугурации в Астане Назарбаев опять подтвердил желание участвовать в проекте Одесса-Броды.

Таким образом, учитывая опыт последних лет, Киев понимает, что одних обещаний казахстанской стороны явно недостаточно. Поэтому Украина не только должна будет поддерживать намерения Астаны председательствовать в 2009 году в ОБСЕ и проводить гибкую тарифную политику в отношении транзита казахстанской нефти. Кроме того, от официальной Украины явно требовались и положительные оценки в вопросе об уровне легитимности прошедших президентских выборов и демократичности РК в целом. Однако, Киев, оглядываясь на позицию и США, и ЕС, фактически отказался комментировать итоги президентской кампании в Казахстане.

С другой стороны, понятна и заинтересованность Казахстана в транспортировке своей нефти в настоящий момент через территорию России, а не альтернативным украинским маршрутом – это может объясняться появлением реальной возможностью транспортировки сырья через Китай.

Справка: Еще в 1997 году между Китайской нефтяной кампанией (CNPC) и министерством энергетики Казахстана было подписано соглашение о строительстве трубопровода из Актау в Китай. Затягивание реализации этого проекта, по мнению аналитиков, произошло в силу обычных финансовых проблем и сопротивления США.

Таким образом, при успешной реализации проекта Западный Казахстан – Западный Китай Казахстану придется добывать нефть для трех нефтепроводов: уже функционирующего КТК, Баку-Тбилиси-Джейхан и китайского маршрута. И это вряд ли будет способствовать наполняемости украинского нефтепровода Одесса-Броды. Кроме того, транспортировка нефти из Казахстана в Европу с использованием нефтепровода Одесса-Броды пока далека от рентабельности и без реальной оптимизации инфраструктуры на этом направлении вряд ли себя оправдает. Это еще один из аргументов в пользу реверсного использования нефтепровода Одесса-Броды.


Принципиальную роль в "топливных" отношениях играет и тарифная политика. На формирование последней в разной степени, как показывает практика, оказывают все три страны. К примеру, собственно из-за нее в одесской нефтегавани, которая практически не контролируется украинским государством, казахи, "стимулируемые" российской "Транснефтью", вынуждены уходить на Балтику.

Принципиально влияет на вопрос о тарификации и схема сотрудничества стран в рамках ЕЭП. Напомним, в рамках формирования Единого экономического пространства государствам-участникам необходимо прийти к общей позиции по вопросам транзита, единого тарифа и таможенных отношений. Казахстан является наиболее последовательным сторонником реализации этого проекта. Позиция же Украины, как показывают последние события, принципиально противоположна – Украина выходит из переговорного процесса по ЕЭП. Это естественным образом может повлиять на сотрудничество в энергетической сфере, т.к., к примеру, вопрос о льготных ценах может быть решен положительно только в отношении стран-участниц ЕЭП.

Относительно внутриукраинских энергетических вопросов, известно насколько важно для Украины увеличение собственной добычи газа и нефти. Однако власти всячески ограничивают иностранные инвестиции в эту сферу, требуя, чтобы 60% совместных предприятий принадлежали государственным компаниям. Здесь же важно отметить, что и на внутреннем рынке России могут возникнуть проблемы, если учитывать, к примеру, что в 2005 году экспорт нефти превысил 12% показатели 2004 года, а прирост 2,4%. Из этого следует, что внутренний рынок не дополучает нефти. Общие же объемы добычи существенно не увеличились.

Таким образом, учитывая тот факт, что маршруты транспортировки казахстанской нефти в любом случае будут проходить по территории третьих стран, Казахстан будет стремиться выстроить благоприятные отношения с ними. Однако любая возможная позиция будет соотноситься казахстанским руководством с позицией России в отношениях с этими странами. Так как это случилось с Украиной во время газового конфликта – по сути Назарбаев во время своего визита в Киев в ноябре практически так и не дал определенного ответа на принципиальные для украинского руководства вопросы. Украина же в очередной раз расценила это как стремление Казахстана присоединиться к украинским инициативам. Таким образом, учитывая и нежелание Казахстана ссориться с Москвой, и ряд других важных вопросов, к примеру, откуда будет транспортироваться нефть в Одессу, и др., можно предположить, что украинско-казахстанские переговоры носят предварительный характер. И предположение некоторых украинских деятелей о том, что если Украина предложит Казахстану выгодные параметры стратегических проектов, связанных с транзитом энергоносителей в Европу, то "колеблющейся" Астане придется отказаться от части договоренностей с Россией, кажутся, по меньшей мере, преждевременными. Единственное, на что пока может реально рассчитывать Украина, это освоение газовых месторождений Казахстана – в Казахстане существует практика передачи месторождений в концессию. И вообще, инвестиционный климат, в том числе и в топливно-энергетическом секторе, более благоприятен в Казахстане, нежели на Украине. Этим объясняется и пристальное внимание Штатов, сосредоточенное именно на Казахстане и его нефтянке.

В этой связи линия Казахстана, стремящегося найти рынки для сбыта все увеличивающихся объемов углеводородов, в том числе, видимо, и за счет традиционных рынков России, явно не вписывается в общую политику Кремля. Если не учитывать китайское направление и планируемое присоединение Казахстана к нефтепроводу Баку-Тбилиси-Джейхан, то выход из этой ситуации, видимо, один – допустить еще более широкое участие России в казахстанских проектах через долевое участие. Это в принципе может вписаться в программу экономической интеграции двух государств, но может и сыграть как противоречие и основа для конкуренции. Кроме того, Казахстан может играть на альтернативных нефтетранспортных путях, оставаясь в любом случае ключевым звеном в центральноазиатском регионе. И в будущем это может стать причиной российско-казахстанских противоречий, которых до настоящего момента удавалось избегать. Однако на сегодняшний день Казахстану все же выгодно сотрудничать с Россией, в том числе и из политических соображений.

На первый взгляд непонятно и рвение украинской стороны относительно достройки нефтепровода Броды-Плоцк в рамках развития Евразийского нефтетранспортного коридора. Кроме возможного желания украинских властей показать и Европе, и Штатам свою лояльность в энергетической сфере и антироссийский настрой, другие объяснения могут показаться еще более странными. Ведь известно, что практически отсутствует технические возможности перекачки сырья к североевропейским рынкам. Кроме того, ресурсная база в Каспийском регионе недостаточна – запланированная на ближайшие годы добыча нефти в целом распределена по главным экспортным направлениям, среди которых отсутствует Одесса-Броды. Однако, с другой стороны, примечательно, когда в июле 2005 года Украина активно готовилась к подписанию соглашения с Польшей о создании совместного украинско-польского предприятия "Сарматиа", которое должно было обеспечить реализацию проекта строительства участка нефтепровода Броды-Плоцк, в то же время Наблюдательный совет ОАО "Укртранснефть" одобрил заключение с российско-британской ТНК-ВР контракт на поставку нефти для трубопровода Одесса-Броды для транспортировки сырья в реверсном режиме на три года. На что Польша, США, ЕС выразили свою обеспокоенность. Вместе с тем, в течении трех лет реверсного использования трубопровода участок до Плоцка в идеальном случае может быть достроен, и тогда Украина сможет по истечению контракта с ТНК-ВР потребовать перевода нефтепровода в аверсный режим. Однако даже в этом случае вопрос о наличии желающих прокачивать каспийскую нефть и вопрос наличия нефти остается открытым.

В целом, что касается российско-украинских отношений в энергетической сфере, то как известно, факторов, препятствующих нахождению взаимоприемлемой позиции в данном вопросе, множество. Российская сторона изначально стремится иметь различные направления и маршруты транспортировки газа: и через территорию Украины, и через другие территории. Это вполне соответствует интересам Европы в области энергетической безопасности. Поэтому российская сторона имеет совершенно отличные от украинской приоритеты: выравнивание тарифов на газ на всех направлениях, возможное строительство газопровода в обход украинских территорий, снижение риска при транспортировке газа через Украину, урегулирование украинских долгов за поставки российского газа, обеспечение оплаты текущих поставок газа на Украину.

Вместе с тем, существует мнение, что российские гиганты ТНК, "Лукойл", "Газпром" осуществляют относительно Украины собственную политику, никак не зависящую от государственных внешнеполитических ориентаций. Однако это уже внутренняя проблема России, которая теме не менее, сказывается негативно на российско-украинских отношениях, потому что государство не выступает в роли менеджера для российского бизнеса за пределами страны.

Невозможность нормализации в этом вопросе свидетельствует об отсутствии единого подхода к решению вопроса, прежде всего, в самой Украине, особенно в свете приближающихся парламентских выборов. Видимо, в политическом поле Украины (как, впрочем, и России) есть силы, играющие на этом важном аспекте межгосударственной политики, прямо проецирующуюся на политику внутреннюю, – прежде всего, в целях мобилизации "разбегающегося электората".

Итак, напрашивается пока лишь один однозначный вывод – ни Украине без России, ни России без Украины обойтись в газовой сфере пока невозможно. И сотрудничество, предполагающее поиск взаимных компромиссов, однозначно идет на пользу той и другой стороне. Споры же и раздоры в равной степени невыгодны обоим, поскольку идут во вред экономической и политической стабильности. Да и Европа – основной получатель российского газа через Украину – заинтересована в развитии партнерских отношениях двух стран и в выходе из тупика, в который, похоже, их загнали не связанные напрямую с бизнесом политические интриги.

 

Все чаще можно услышать о том, что Россия использует свои энергетические ресурсы как мощный инструмент давления на своих соседей в рамках СНГ, прежде всего политического. Об этом свидетельствует и разница в тарификации оплаты за энергоносители. К примеру, Молдова, Грузия, теперь и Украина платят за газ по рыночным ценам, Белоруссия – практически по внутрироссийским, что в принципе может быть объяснено тем, что мы находимся в едином союзном государстве.

Справка: в декабре 2005 г. российские нефтяные компании увеличили поставки сырья в Белоруссию на 9% – до 18,816 млн. тонн и сократили экспорт на Украину на 27% – до 14,59 млн. тонн.

Действительно, долгое время считалось, что льготные цены на газ помогут удерживать бывшие братские республики в зоне влияния Москвы. Однако энергетическая зависимость не помогла спасти эти страны от "оранжевого синдрома". В итоге, эти государства остаются один на один с "итогами революции", со значительно возросшими ценами на энергоносители и без "дружественной помощи" Штатов. И это закономерный процесс, это реакция России на попытки соседних стран выйти из СНГ и оказаться в НАТО. Можно лишь сказать, что если бы эту политику можно было использовать в качестве превентивной меры, кто знает, какие из ныне независимых государств пожелали бы попасть в НАТО. В этом свете некоторые аспекты истории с "Юкосом" выглядят как нормальное явление в процессе подтягивания энергетических активов под непосредственный контроль государства, чтобы использовать их как политическую дубинку. В принципе, по справедливому замечанию некоторых экспертов, аналогичную же политику ведут Штаты, в частности, имеются ввиду политические преференции Саудовской Аравии в обмен на энергоносители.

С другой стороны, понятно, что в случае реализации американских проектов Баку-Тбилиси-Джейхан и транскаспийского проекта, Россия может быть вытеснена из Закавказья и Центральной Азии. Если учесть, что политические кризисы возникают именно на путях транспортировки энергоносителей, и тот факт, что каспийская нефть и российский газ пока получают прямой выход в Европу, Китай, Индию и АТР, будет беспокоить США и, как следствие, Россия будет получать один кризис за другим, а прикаспийские страны – проблемы с перекачкой нефти. В этом случае России, на сегодняшний день ключевому звену в рассматриваемом нами "треугольнике" взаимоотношений, приходится концентрировать свое внимание именно на вопросе своей энергетической безопасности, эффективном функционировании уже существующих экспортных путей и поиске альтернативных – в обход "бывших дружественных" государств. Как показано, и другие звенья в этой цепочке – Украина и Казахстан – стремятся к тому же. Однако пути достижения этой цели могут быть разными. Именно поэтому поведение России в рамках "энергетического треугольника", завязанного на каспийской нефти и нефтегазовой инфраструктуре, да и за его пределами, может рассматриваться как стремление к соблюдению национальных и государственных интересов.