Главная Абитуриентам Студентам Наука Кафедры Лаборатории Электронная библиотека Совет деканов  
Власов А.

Праздник к нам приходит

Новый год – это всегда немножко волшебство. Ровно настолько, чтобы каждый разочарованный или несчастный человек обрел, пусть ненадолго, гармонию в душе и чувство веры в будущее. Так и политикам, которые в году ушедшем не сумели исполнить свои заветные желания, новый год дарит надежду на воплощение в жизнь сокровенной мечты. У многих из тех, кто пришел 15 января на алматинский вокзал, эта мечта общая – сделать казахстанскую оппозицию по-настоящему сильной и конкурентоспособной по отношению к власти.

Между тем на вокзальный перрон сошел пассажир поезда "Астана-Алматы", который, по мнению многих, способен ее осуществить. И этот человек – Галымжан Жакиянов. Свершилось.

Возвращение Жакиянова стало третьим по степени обсуждаемости событием в посленовогоднем Казахстане. Безусловное первое место осталось за инаугурацией Нурсултана Назарбаева (тема абсолютно неисчерпаема). Вслед за этим грандиозным мероприятием идет объявление нового состава кабинета министров (вполне праздничное событие для большей части прежнего кабинета).

Что же касается российских СМИ, то только "Коммерсант" и "Независимая газета" акцентировали внимание читателей на новом этапе жизни, а, возможно, политической карьеры экс-акима и экс-заключенного. Большинство российских экспертов это событие проигнорировали не только в силу чрезвычайной загруженности проблемой "газовых войн", но в силу общей индифферентности к проблемам казахстанской оппозиции и ее лидеров, нынешних и потенциальных.

А ведь еще год назад аналитики ожесточенно спорили о шансах на участие Казахстана в "перманентной цветной" революции и составляли словесные портреты возможных ее вождей А.Байменова, Б.Абилова, А.Кожахметова, А.Сарсебайулы. Все международные СМИ обошла совместная фотография лидеров казахстанской оппозиции и победителя третьего тура украинских выборов на Майдане. Sic transit gloria mundi!

Пусть Ющенко, на какое-то время, воздержался от формального признания легитимности выборов Президента Казахстана, но само присутствие украинского лидера на инаугурационных торжествах и навязчивое желание украинских политиков "подружиться" с Казахстаном против России делает ненужными любые словесные формулы, ибо "другом" Украины становится в данном случае тот, кто имеет реальную власть.

Прошел год с момента победы "оранжевой" революции и возвращение Г.Жакиянова – символа борьбы против "неправедного режима" Н.Назарбаева (помните? Кучма-Геть! Назарбаев-Геть! Свобода Галымжану!) – не вызвало и доли той общественной реакции, которую можно было ожидать – оптимизма и ожидания скорых перемен. Общий настрой оппозиционной печати скорее созерцательный. Особенно это касается медийных ресурсов "Ак жола" и лидера партии Алихана Байменова. Он отсутствовал при торжественном возвращении Жакиянова, но этого как раз можно было ожидать, учитывая историю его взаимоотношений с остальными встречающими лицами – Б.Абиловым и А.Сарсебайулы. Однако еще задолго до 15 января Байменов фактически повторил знаменитую формулу канцлера Горчакова: "Господа, "Ак жол" сосредоточивается!". Россия после подписания Парижского мира "сосредоточивалась" на внутренних реформах, чтобы спустя несколько лет вернутся в Европу сильной и конкурентоспособной державой. "Ак жол" в данном случае готовится к проведению внутрипартийной дискуссии на условную тему: "Кто виноват?" "Что делать?" Дискуссия проводится с теми же целями – вернуть партии статус главной оппозиционной силы страны, сохранив курс на "конструктивное" противостояние с властью. В данном случае вряд ли возможны какие-то неожиданности, поскольку политические взгляды и тактика действий Байменова вполне очевидны, а тех функционеров, которые сохранили ему верность после весеннего раскола в партии эта "генеральная линия" партии абсолютно устраивает.

Умеренность позиций Байменова парадоксальным образом сближает его с "новой оппозицией" в лице партии "Асар", депутатской группы "Аймак" и Даригой Назарбаевой. В сущности, борьба с бюрократией, коррумпированным чиновничеством и неэффективной частью президентского окружения это и есть "фиксированное" поле действий для "Ак жола", в том случае, если партия окончательно откажется от каких-либо радикальных установок. А, с другой стороны, кто может решать перечисленные выше задачи более успешно, чем Д.Назарбаева?

В этом случае, переход в новое политическое качество – виртуального союзника партии "Асар" может привести к тому, что Байменов окончательно потеряет самостоятельное политическое лицо и превратится в одного из участников группы поддержки Дариги Назарбаевой. Вряд ли эта перспектива его устраивает. Но сильных ходов, даже с учетом возможных результатов внутрипартийной дискуссии, у лидера "Ак жола" пока не просматривается.

Оппоненты А.Байменова из "Настоящего Ак жола", напротив, в полном составе приняли участие в первой встрече с Г.Жакияновым. Судя по собщениям казахстанских СМИ, в роли главных организаторов мероприятия выступили Б.Абилов и А.Сарсенбайулы, в то время как Ж.Туякбай оставался, по крайней мере внешне, на втором плане. Видимо, такое распределение ролей отражает реальные перспективы каждого из оппозиционных лидеров. Шансы Туякбая на сохранение статуса главной фигуры в лагере объединенной оппозиции невелики. Совпали два важных фактора – безусловная неудача на президентских выборах и возвращение Жакиянова, который, без всяких официальных заявлений, может претендовать на место в политической системе Казахстана, которое занимает сейчас Ж.Туякбай.

С другой стороны, отказ властей, по формальным признакам, зарегистрировать "Настоящий Ак жол", сохраняет движение "За справедливый Казахстан" в качестве главной объединяющей силы для всех оппонентов Н.Назарбаева. Однако ни Ж.Туякбай, ни А.Сарсенбайулы в послевыборный период не обозначили сколько-нибудь внятной линии на выход из очевидного кризиса, в котором находится казахстанская оппозиция. Единственное программное интервью было дано Б.Абиловым, но его заявления не отличаются системностью.

Причинами поражения кандидата в президенты от движения "ЗСК" Абилов считает тотальное давление со стороны властей, полный контроль правительства над электронными СМИ, а, следовательно, отсутствие честной конкуренции на выборах, массовые фальсификации и подтасовки при подведении итогов голосования. Каких-либо ошибок со стороны оппозиции при организации избирательной кампании Абилов так и не озвучил, ограничившись указанием на то, что они были – большие и малые. Неясно только какие именно.

Между тем, подобный подход достаточно опасен, хотя Абилов и характеризует себя как безусловного оптимиста. Опасность в том, что оппозиция, устами одного из ее лидеров, фиксирует абсолютно подчиненное положение по отношению к власти.

Успех "Ак жола" на парламентских выборах 2004 года был достигнут в условиях жесточайшего прессинга со стороны властей Казахстана, ограничения доступа к СМИ, закрытия оппозиционных газет и интернет-изданий. Но осенью 2004 года, ни один из сопредседателей "Ак жола" не ссылался на то, что выборы необходимо проводить чаще, и это один из возможных путей к успеху оппозиции; а условия для политической деятельности в Казахстане более соответствуют атмосфере Российской империи начала ХХ века. Один из анонимных комментаторов интервью Абилова справедливо заметил, что при подобном подходе к оценке ситуации в стране не было необходимости идти на выборы, а более эффектным шагом был бы их бойкот. Принятие правил игры влечет за собой необходимость оценивать результат именно по этим правилам.

Что же может изменить в этой не слишком оптимистичной картине возвращение Галымжана Жакиянова? На этот вопрос есть далеко не однозначные ответы. Прежде всего, еще за несколько недель до принятия решения судебной инстанции об условно-досрочном освобождении Жакиянова, стали распространяться слухи о его намерении отказаться от активной политической деятельности и уйти в бизнес, как поступил, в свое время, друг Жакиянова и один из основателей ДВК Мухтар Аблязов. Сам Жакиянов эти измышления категорически опроверг на первой же пресс-конференции, но, похоже, что их появление не случайно. Власти намекают экс-акиму на "правильный" путь, не преминув заметить, что любое административное правонарушение (например, организация несанкционированного митинга) может привести к возвращению Жакиянова в колонию-поселение.

В немногочисленных интервью, после возвращения в Алматы, Жакиянов четко обозначил иную позицию – он не намерен уходить в бизнес, и настроен принимать дальнейшее участие в общественно-политической деятельности. В этом плане оправдались прогнозы тех экспертов, кто предполагал, что Г.Жакиянов не повторит путь Аблязова, а постарается придать деятельности демократической оппозиции Казахстана новый импульс. Вопрос только в каком направлении?

С одной стороны, он не намерен создавать новое политическое движение, и не претендует на главную роль в движении "ЗСК". С другой стороны, Жакиянов заявил, что прекрасно осознает те ошибки, которые были совершены оппозицией в предвыборный период и намерен способствовать их устранению. Очевидно, что не в качестве рядового члена движения.

Скорее всего, расчет делается на то, что активисты нижнего звена, рано или поздно, "призовут" экс-акима к руководству, что позволит ему избежать любых обвинений в узурпации власти. К примеру, со стороны А.Кожахметова, отношения с которым, по некоторым данным, были достаточно напряженными еще с зимы прошлого года, со времени знаменитого "открытого" письма ряда членов ДВК с критикой в адрес Кожахметова.

Преимущество Жакиянова над другими оппозиционными лидерами заключается в том, что он обладает возможностью позиционировать себя как фигура достойная бросить вызов Семье. Пока это преимущество определяется обстоятельствами его биографии – "страдальца" за демократические убеждения. Поэтому, укрепившись в качестве одной из ключевых фигур "ЗСК", укрепив прежние связи, обретя новые, Жакиянов перейдет к формированию нового оппозиционного движения, к которому примкнут многие рядовые члены "Ак жола" и других оппозиционных групп и движений, недовольные соглашательской политикой руководства.

Возвращение к тем принципам, на которых шло формирование ДВК вряд ли возможно, хотя Жакиянов обращается именно к ним. Изменилась конфигурация политического пространства страны. И если, находясь в заключении, он не получал достаточно объективной информации о новых политических реалиях, то теперь, когда доступ к информации ничем не ограничен, все будет зависеть от организаторских способностей экс-акима. В поддержку ему могут сработать только два фактора: резкое ухудшение социально-экономической ситуации в стране; громкий скандал вокруг завершения слушаний по делу Гиффена. Вероятность совпадения этих факторов ничтожно мала, а, значит, необходим поиск внутренних резервов. Например, создание широкого общественного движения в поддержку независимых СМИ, что не противоречит идеям, озвученным руководством Казахстана в контексте перехода от экономических к политическим реформам. Похоже, что и Соединенные Штаты намерены перераспределить средства, выделяемые на развитие демократии в Казахстане, именно в эту нишу. Если, конечно, подтвердится информация о выделении Госдепартаментом полумиллиона долларов на создание информационного интернет-портала.

Что же касается линии отношений Нурсултан Назарбаев – оппозиция, то намерения власти были вполне очевидны и до возвращения Жакиянова и после его прибытия в Алматы. Это желание руководства Казахстана реализовать на практике слова Ильхама Алиева: "Нашей стране нужна новая оппозиция". Для этого необходимо добиться полной маргинализации оппозиции "старой", отжать ее за пределы политического поля, сделать абсолютно недееспособной.

Достигнув этой цели, можно будет вывести на политическую сцену "новую" оппозицию, активное раскручивание которой ведется уже больше года. Противостояние в конфигурации: "Отан"–"Асар"; "старшее поколение"–"молодые управленцы"; "бюрократы"–"эффективные политические менеджеры" наиболее приемлемо для спокойного прохождения семилетнего срока президентства и решения проблемы преемника. Поэтому, когда в проправительственных СМИ Алтынбека Сарсенбаева именуют "кукловодом", это есть явное преувеличение. Он только подмастерье. Истинные мастера в политической рекламе не нуждаются.

Впрочем, наряду с оппозицией явной существует и скрытое противостояние режиму Назарбаева. Но это сюжет для совершенно другого, явно не новогоднего, рассказа.