Главная Абитуриентам Студентам Наука Кафедры Лаборатории Электронная библиотека Совет деканов  
Конференции кафедры истории стран ближнего зарубежья

Информационно-аналитический Центр по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве при Историческом факультете МГУ 4 декабря 2005 года провел on-line конференцию на тему "Проблемы становления государственности в республике Казахстан".

В on-line конференции приняли участие Директор по специальным проектам "Россия-Казахстан" Института национальной стратегии, проф. РГГУ Л. Ф. Адилова, Директор по спецпроектам Института национальной стратегии Ю.М. Солозобов, Заместитель заведующего кафедрой истории стран ближнего зарубежья, доцент А.В. Власов, доцент СФ РГГУ Г.К Уразалиева, эксперт Аналитического Центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве Ю.М. Филиппов, корреспондент ИА "Казинформ" Е. Басов, журналист А. Караваев. Модератор on-line-конференции Заведующий кафедрой истории стран ближнего зарубежья, Директора Информационно-аналитического Центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве Е.И. Пивовар.

На обсуждение участникам были предложены три вопроса. Первый из них:

Существует ли в Казахстане реальная политическая оппозиция?

Юрий Солозобов:

Да, весьма сильная – финансово и политически. Наиболее влиятельная часть этой оппозиции находится внутри самого госаппарата, уже нацеленного на неизбежные политические перемены в течение ближайших двух-трех лет.

Евгений Басов:

Безусловно, в Казахстане существует политическая оппозиция, представленная в основном такими партиями, как "Ак жол", "Настоящий Ак жол" и движение "За справедливый Казахстан". Под знамена последнего встали сторонники партии "Демократический выбор Казахстана", закрытой властями РК в начале 2005 года. Казахстанская оппозиция также имеет свои печатные издания: "Республика", "Асанди Таймс", "Соз", "Эпоха", интернет- сайты "kub", "navi", "kahаr" и др.

Насколько реальную политическую силу представляет сегодня казахстанская оппозиция, мы сможем убедиться после объявления результатов президентских выборов в Казахстане. Если оправдаются прогнозы ряда казахстанских политологов и результаты предвыборных социологических опросов населения, то основной оппонент действующего Президента РК, кандидат на президентский пост от движения "За справедливый Казахстан" Жармахан Туякбай может получить около 25% голосов избирателей. И это, на мой взгляд, можно будет рассматривать как определенную победу оппозиционных сил и серьезную заявку на более жесткую конкуренцию с властями в поствыборный период.

Юрий Филиппов:

Полагаю, что, отвечая на этот вопрос, необходимо сначала определиться с толкованием понятия "реальная оппозиция". Оппозиция как достаточно влиятельная группа политиков, не довольных сложившейся в республике ситуацией, опирающаяся на мнение значительной части населения и желающая прийти к власти, в Казахстане есть. Однако если под оппозицией понимать реальную политическую альтернативу правящей группе, часть элиты, в данный момент оппонирующую власти, но готовую к тому, что на выборах она сможет демократическим путем изменить ситуацию, – то, в таком случае, реальной оппозиции в Казахстане нет.

Группы политиков, противостоящие президенту Назарбаеву, разобщены и вряд ли смогли предложить населению четкую и понятную программу действий. Однако главная причина отсутствия реальной оппозиции, т.е. потенциальной будущей власти, заключается в характере политического режима Казахстана, созданного Н. Назарбаевым и его окружением. Его отличает тотальность, т.е. неприятие любых альтернативных, не подконтрольных власти форм социальной, политической и экономической активности.

Все ресурсы Казахстана, включая политический ресурс, определенным образом разделены между составными элементами системы, в течение долгих лет бережно выстраиваемой президентом Назарбаевым. Нередко оппозиционные лидеры - это люди, не сумевшие удержаться в этой системе, исключенные из нее, а совсем не убежденные сторонники гражданских прав и свобод.

Людмила Адилова:

Опыт президентской кампании свидетельствует о том, что у Президента Казахстана впервые появился достойный оппонент, который сделал данные выборы конкурентными.

Жармахан Туякбай - респектабельный политик. Презентабельная внешность, наличие харизматических качеств, спокойная, размеренная манера поведения, умение работать с различными аудиториями, позволили ему осуществить успешную политическую карьеру. Жизненный и личностный потенциал выдвигают его в разряд крупных политиков. Как опытный управленец он прагматичен, тщательно обдумывает каждый свой шаг на политической площадке. Поэтому его демонстративный переход в оппозицию и радикальные изменения карьеры призваны продемонстрировать его возросший уровень притязаний и завышенную самооценку. Его умение мыслить прагматично и логически не оставляют сомнений в том, что он основательно продумал все выгоды и угрозы такого шага, который впрочем, позволяет ему всегда держать своих избирателей в напряжении. Его образ отвечает социальным ожиданиям и требованиям определенной части электората Юга Республики. Однако ему комфортнее работать в коридорах власти, поэтому можно предположить, что, завоевав в жесткой конкурентной борьбе второе (третье) место, он уйдет из команды, готовящей "оранжевую революцию" в команду "модернизационной революции".

Алихан Байменов - олицетворяет новое поколение политиков, обладает прагматическим мышлением, навыками профессионального политического менеджера. Это позволяет ему создавать ситуации, события, призванные продемонстрировать его интеллектуальные способности, компетентность, умение решать проблемы. Он обладает политической гибкостью, умеет адаптироваться и апеллировать к различным категориям электората. Его серьезной опорой могут стать избиратели Карагандинской области. Исходя из существующих избирательных сценариев, он получит почётное третье (второе) место.

Ерасыл Абылкасымов - энергичная личность, обладает сильным динамическим потенциалом, позволяющим осуществить личностное влияние. Он обладает ярко выраженным эмоциональным имиджем, который заряжает аудиторию. В своей избирательной кампании он сделал ставку на чувства электората, учитывая, что среднестатистический избиратель мыслит категориями не рациональными, а эмоциональными. Искусство экспрессивного воздействия позволяет ему увлечь не только своих сторонников, но и тех, кто не принял решение в его пользу. Стиль его поведения окрашен агрессией к противникам и даже фрондерством. Прочитываемая в его имидже потребность в популярности, известности подталкивает его к эпатажу, жанру политического шоу. Самым ценным в политической клоунаде является то, что здесь в карикатурной форме можно представить любое явление, о котором не всегда можно говорить откровенно и всерьез в обычных социальных условиях. Такой типаж колоритен, а различные шоу, где он солировал достигли известной цели, - мало кому известный депутат за счёт развлекательного жанра приобрел популярность, на которую и рассчитывал. Он сделал выборы более зрелищными, внеся в них элементы клоунады, однако, его эпатажи и лицедейство не помогли ему подняться выше четвертого места в списке.

Мэлс Елиусизов - в его образе потребность во власти окрашены в компенсаторные тона, она мотивирует все его поступки и является инструментом продвижения экологических проектов. Повестка дня его кампании актуальна и действенна. С завидной энергией он участвует в каждой избирательной кампании и пытается осуществить не только экологическую, но и политическую экспертизу. Следует подчеркнуть такие черты его характера как проявление агрессивности к лицам, имеющим высокой политический статус, потребность в одобрении и известности, способности популяризатора. Его вялотекущей и скучной компании не помогли даже дорогостоящие билборды, размещенные в центре столицы.

Александр Караваев:

Вся постсоветская оппозиция (включая те страны, где она победила на волне "революций") находится в очень трудном периоде становления. Как стать лидером оппозиции, если не существует движения? Можно ли создать национальное движение, не имея точек опоры или согласованности с властными кругами? И даже если есть ответы на эти вопросы, сможет ли оппозиционное движение стать партией, если партийное строительство как таковое не приносит успеха самой власти? В президентских странах парламентская вертикаль власти вполне атрофирована.

Что мы видим? Взять на себя ответственную роль оппозиционера в состоянии люди, так или иначе связанные с властью, использующие ее ресурс, в конце концов воспитанные ей, даже если в итоге они оказались отстранены от рычагов бюрократического правления. Алихан Байменов, бывший министр труда и социальной защиты, считается, что его могут поддержать отдельные либеральные реформаторы из числа чиновников среднего звена и сочувствующего им бизнеса.

Жарманах Туякбай бывший Генпрокурор, возглавлял особый силовой орган (Государственный следственный комитета при президенте). Имеет образ силового политика. Отмечают его возможный союз с Тимуром Кулибаевым, мужем, средней дочери Назарбаева, Динары.

Однако на момент нынешних выборов эти фигуры нельзя назвать полноценными лидерами оппозиции в борьбе за президентское кресло. Они, скорее отдельные фигуры, обозначающие возможность альтернативы. Настоящая конкуренция за пост президента начнется позднее и развернется внутри системы.

Алексей Власов:

Да, такая оппозиция существует. Но на выборах она была представлена виртуальными персонажами. На мой взгляд, была подведена черта под определенным этапом развития оппозиционного движения в Казахстане. В ближайшее время на первый план выдвинутся новые фигуры с более активными и жесткими установками по отношению к властям страны. Эти политики будут стремиться объединить недовольных политикой Назарбаева среди бизнес-элиты, влиятельных представителей клановой оппозиции и использовать внутренние разногласия в окружении президента по вопросу о будущем преемнике.

Возможна ли в трансформация политической системы Казахстана из президентской в парламентско-президентскую? Пути возможной трансформации системы.

Евгений Басов:

Исходя из предвыборных программ двух основных оппонентов Н.Назарбаева - Ж.Туякбая и лидера партии "Ак жол" А.Байменова, именно такого рода трансформацию политической системы Казахстана они планируют осуществить в случае победы на выборах 4 декабря с.г. В частности, Ж.Туякбай убежден в необходимости провести серьезные политические преобразования, направленные на модернизацию государства и общества. Начать, как считает Ж.Туякбай, нужно с конституционной реформы, гарантирующей независимость законодательной, исполнительной и судебной власти друг от друга и невозможность доминирования одной из них над другой.

Оба вышеуказанных кандидата высказываются за усиление роли парламента и кардинальное расширение его полномочий, а также преобразование парламента в однопалатный законодательный орган. Предлагается подчинить парламенту Генерального прокурора, Центральную избирательную комиссию и Счетный комитет. Одновременно ограничить круг полномочий Президента РК, которые должны распространяться в основном на вопросы, касающиеся обороны, внешней политики и территориального устройства страны.

В то же время, предопределяя победу на выборах Н.Назарбаева, также нельзя исключать того, что трансформация политической системы Казахстана начнется уже в 2006 году по его инициативе. Во-первых, о необходимости проведения комплексной политической реформы действующий Президент РК заявлял в своем Послании народу Казахстана в феврале этого года. Как отметил казахстанский лидер, "суть этого подхода – дальнейшая демократизация Казахстана в соответствии с традициями и принципами западных демократий и опытом ведущих государств Юго-Восточной Азии, с традициями нашего многонационального и многоконфессионального народа". Следует ожидать и реформирование исполнительной власти, направленное на дальнейшую децентрализацию властных структур и повышение эффективности системы государственного управления, а также судебной системы и правовой защиты граждан.

Во-вторых, Н.Назарбаев, скорее всего, учтет мнение тех граждан республики, которые отдадут свои голоса за Ж.Туякбая и А.Байменова, выступающих за проведение конституционной реформы. Возможно, он приступит к реализации отдельных пунктов, озвученных в их предвыборных программах, касающихся модернизации политической системы.

На мой взгляд, это был бы верный шаг, позволяющий сохранить имидж последовательного реформатора как в глазах своего народа, особенно молодой, активной и политизированной части общества, так и мировой общественности.

Юрий Солозобов:

Супер-президентская власть сама по себе является определенной угрозой в условиях проведения вынужденно многовекторной политики Казахстана, так как резко возрастает цена случайной ошибки. Поэтому в Казахстане объективно возникает необходимость перехода к президентско-парламентской республике, в которой, наряду с сильным президентом, существовало бы формируемое парламентом сильное правительство, в котором были бы представлены все политические группировки в стране. Недаром, Алихан Байменов в ходе голосования открыто озвучил подобные чаянья влиятельной части элиты.

Второй фактор перемен: казахские элиты, поднявшиеся на нефтяном буме, психологически устали от жесткого стиля действующего руководства. Внутри политической элиты Казахстана сегодня обсуждается два варианта перемен: 1) конституционная реформа с предоставлением парламенту больших полномочий и переходом к президентско-парламентской республике, 2) досрочный уход Назарбаева в ходе второго срока. Оба эти варианта должны сохранить сильную президентскую власть для борьбы против внешних угроз и одновременно создать коалиционное правительство из представителей парламентских партий, которые будут представлять интересы элит.

Александр Караваев:

Конечно, наблюдая особенности наследования президентской власти в странах СНГ (наглядный пример Азербайджан, где власть перешла от отца к сыну) – напрашивается сделать такой вывод в отношении Казахстана. Основания делать прогнозы относительно президентства старшей дочери Нурсултана, Дариги Назарбаевой, имеются. Дарига – депутат Мажлиса, лидер коалиции пропрезидентских сил, провозгласившей путь постепенной реформы политической системы Казахстана. Кроме того, Дарига Назарбаева центр наиболее влиятельной группы в ближайшем окружении президента.

Но говорить о формировании династической модели мне представляется слишком смелой гипотезой. Не будем забывать династия – синоним монархии. Модель управления, реализуемая в Казахстане, не является европейским стандартом либеральной демократии, но она так же далека от восточной сатрапии, как нынешнее королевство Великобритания от Британского содружества наций. То, что мы будем наблюдать в Казахстане в период подготовки к очередным президентским выборам, (когда по идее должно решиться произойдет ли там семейное наследование или нет, а если случится, то в какой форме), станет этапом большой трансформации Казахстана от советской патерналистской системы к некой новой форме соревновательных отношений внутри правящей группы. Если Дарига Назарбаева и станет следующим президентом страны, то оформиться в династию ее пребывание не сможет: такой процесс не выгоден, прежде всего, самой семье Назарбаевых. Обвинения в диктатуре и монархии никому не нужны, поэтому демократическая форма будет соблюдена. В дальнейшем интересы групп станут представлять два-три партийных объединения, соревнования между ними и определят облик Казахстана 21 века.

Юрий Филиппов:

В данной ситуации такая трансформация вряд ли возможна. В будущем если такие попытки будут предприняты, то в рамках усилий по безболезненной передачи власти от Н. Назарбаева к его преемнику или преемникам.

Алексей Власов:

Такой вариант вполне возможен, поскольку фигура "наследника" остается неясной, а противоречия в ближайшем окружении Назарбаева сохраняются. Скорее всего, династический вариант передачи власти маловероятен. Оптимальная модель - расширение функций парламента, формирование новой партии власти на базе блока проправительственных партий и постепенное превращение спикера Сената в ключевую фигуру политической системы Казахстана.

Гульшат Уразалиева:

На мой взгляд, этот вопрос связан с другой темой: возможна ли в Казахстане реализация династической модели власти, которым часто задаются многие эксперты. За подобной постановкой вопроса часто скрывается попытка узнать мнение эксперта о возможностях Дариги Назарбаевой стать вторым президентом Казахстана. Мой ответ – может. Во-первых, если она и возглавляемая ее партия "Асар" решат идти на тяжелейшие по драматизму и судьбоносности выборы и конкурировать с другими кандидатами на пост президента РК в 2013 году. Во-вторых, если она будет избрана тем минимальным количеством голосов, предусмотренных по закону, из 8 миллионов 600 тысяч избирателей Казахстана. В-третьих, быть дочерью действующего Президента и баллотироваться на выборах президента РК это не только преимущество, но и необходимость преодоления бытующего в традиционном казахском обществе гендерного уклада и противодействовать гендерному стереотипу, т.е. представлению о "правильном" распределении гендерных ролей во властной системе, а также тому самому стереотипу о "династической" модели. В-четвертых, наибольший ресурс будет у кандидата в президенты РК, который в общественном мнении выступит как преемник стратегического курса Н.Назарбаева на динамично развивающийся, но политически и социально стабильный Казахстан. В-пятых, будет ли у Дариги Назарбаевой статус "преемника" зависит от действующего президента Нурсултана Абишевича Назарбаева. Позиция Н.А. Назарбаева психологически может быть внутренне амбивалентна. Родители лучше всех знают способности своих детей. Не будет ли ему жалко обрекать свою дочь, мать его внуков, на тяжелейший труд? И главное, увидит ли он в ней политика способного удержать власть и преумножить темпы развития, мир и стабильность в стране, авторитет в евразийском пространстве - главные его козыри в нынешней выборной президентской кампании 2005 года. Общество, на мой взгляд, получит такие знаки о решении искать преемника – через кадровые назначения. Если выбор Президента падет на Даригу Назарбаеву, то, на мой взгляд, он ее "проведет" через номенклатурные ступени роста.

В какой степени казахстанское общество реально участвует в политическом процессе?

Юрий Филиппов:

Население Казахстана вовлечено в политический процесс - оно принимает участие в выборах, в республике существуют партии и общественные организации. Вместе с тем, политическое сознание казахского электората, особенно той его части, которая сосредоточена в сельской местности и небольших городах, носит традиционалистский характер. В казахском обществе, как и среди населения других республик Центральной Азии и, шире, бывшего СССР, не сформировалось представление о необходимости в постоянном общественном контроле за действиями властей. Более или менее демократичные выборы, проводящиеся в республике регулярно, население воспринимает как плебисцит, рейтинговое голосование, но не как форму непосредственного участия в управлении государством.

Юрий Солозобов:

Принципиально важно, что элитные группы сегодня реально сильно политизированы. Миграционный поток в города, не подкрепленный соответствующим промышленным ростом, создает почву для политизации масс. Это означает, что при недостижении внутриэлитного консенсуса по проблеме политической модернизации спор может быть вынесен за пределы кабинетов. Для социологов это будет отличный шанс произвести замер реальной вовлеченности казахстанского общества в политический проект, но подобное любопытство может слишком дорого обойтись стране.

Евгений Басов:

Атмосфера, которая царила в ходе нынешней предвыборной кампании, свидетельствует о том, что, несмотря на прогнозируемый многими экспертами ее итог, борьба за президентский пост все же была острой и нервозной, непохожей на предыдущие выборы. Данная предвыборная кампания показала, что в казахстанском обществе все меньше становится людей равнодушных к политическому будущему своей страны. На политизацию общества в какой-то степени повлияло повышение общего уровня благосостояния населения Казахстана, у которого появилось больше возможностей получить доступ к интересующей информации, независимым СМИ, в том числе через сеть Интернета, спутниковое телевидение и т.д.

Процент вовлечения граждан республики в политический процесс ежегодно будет возрастать. Немаловажную роль в этом играет то, что значительная часть политической и бизнес-элиты Казахстана представлена достаточно молодыми людьми, прошедшими обучение в престижных учебных заведениях стран Запада. Они в большинстве своем поддерживают необходимость укрепления демократических принципов в республике с тем, чтобы Казахстан стал страной с открытой и конкурентной политической системой.

Данная элита, воспитанная на западных демократических ценностях, с каждым годом будет расти (по заявлению Н.Назарбаева, 3 тыс. казахстанцев ежегодно будут выезжать на учебу за рубеж за счет государства по программе "Болашак"). Ее ряды пополнятся главным образом за счет экономического сектора, сотрудников госучреждений и других профессиональных сфер, которые сумели использовать возможности обучения за границей или лучших ВУЗах Казахстана, устроенных по западному образцу. Получив экономическую власть, новая элита будет стремиться к политической власти, в том числе и с тем, чтобы иметь возможность защищать свою собственность.

Таким образом, идеи совершенствования экономических и демократических реформ станут все более популярными среди политического истеблишмента Казахстана.

06.12.2005